Эксперимент на выживание

Шабуры встретили гнетущей тишиной. Ни человеческого голоса, ни собачьего лая. И перед этим белым безмолвием склонил голову солдат на пьедестале, словно отдавая дань памяти тем, кто не вернулся с войны, и скорбя о судьбе старинного, когда-то красивого и многолюдного села.

«Есть у нас и собаки, и кошки, – говорит специалист администрации Стрельского сельского поселения, ранее – глава Шабурской сельской администрации Любовь Александровна Галиахметова. – Мы как-то подсчитали, что на нашей улице их больше, чем жителей. А не лают собаки потому, что с утра ушли с хозяевами на рыбалку – охранять. Мужчины у нас не пьют, зато охоту и рыбалку любят».

Каких-то 25 лет назад здесь проживало более 400 человек. Сегодня по прописке – 99, фактически – 37. «Это те, кто ночует в деревне», — уточнила заведующая местным отделением связи Надежда Торопова.

Работы нет. ООО «Восход» якобы существует, но где – никто не знает. Люди разъехались в поисках лучшей доли – на вахту, на заработки в Москву. Перебрались в Киров, Опарино, Зарю, сохранив дома как дачи. Кто их в деревне купит?

Остались пенсионеры да несколько работников бюджетной сферы. Специалист Стрельского сельского поселения работает на 0,5 ставки, как заведующая клубом и фельдшер, библиотекарь – на 0,25. Почта открыта три дня в неделю до обеда.

Почта, да еще магазин райпо, пожалуй, самые посещаемые места. Дважды в неделю в магазин завозят продукты, в том числе и хлеб из Опарино. На почте получают пенсию, обсуждают местные новости, здесь же покупают кой-какие товары, от моющих средств и консервов до постельного белья. До отделения связи доведен план по подписке: 80 экземпляров газет и журналов. То есть, по два на каждого жителя.

Были в Шабурах своя администрация, школа, детский сад, участковая больница, затем превращенная в отделение сестринского ухода. Ничего этого больше нет. Даже хлеб здесь пекли — двое молодых мужчин, О. М. Нагель и А. Е. Соколов, запустили мини-пекарню «Дока-хлеб». Но затраты оказались выше, чем выручка. Хлеб в селе теперь привозной, а вывеска на здании пекарни осталась.

Рейсовый автобус в село приходит раз в неделю. Это людей устраивает. Правда, в связи со сменой арендатора месяц рейсов не было. Теперь они возобновились. Но бывали случаи, когда автобус до Шабур не доезжал, высаживал пассажиров на повороте от основной трассы, и те несколько километров топали пешком. Так было летом с двумя пожилыми женщинами, приехавшими из Опарино на местное кладбище. А студенту, возвращающемуся из Кирова, пришлось спрятать сумку в кустах, сходить в село за машиной и на ней вернуться за сумкой.

Может быть, причина в дороге? Как только сворачиваешь на Шабуры, примерно с километр машина прыгает как заяц. Потому что на этом отрезке нет плит. Жители неоднократно обращались с просьбами обустроить данный участок. Дорожники даже называли дату начала ремонта – 15 августа. Только неведомо, какого года.

Люди пытались сделать дорогу более-менее проезжей своими силами: завалили ямы битым кирпичом, засыпали песком. Но тяжелые машины, вывозящие лес, свели их усилия на нет. Не правда ли, странно: никакого производства в деревне, а лес везут и везут…

С наступлением зимы шабурцев начинает волновать вопрос расчистки улиц (их четыре). До села-то дорогу прогребут, а вот проедут вкруговую по центральной улице или и на другие заглянут – всегда загадка.

Еще люди боятся остаться без воды. Ветхую водопроводную башню и изношенные разводящие сети никто не хочет брать на обслуживание. В день, когда мы были в Шабурах, вода из кранов не текла. Ведра в руки – и по крутой тропинке к ручейку, который течет в овраге по деревянному желобу. А потом ведра как-то надо вытащить наверх.Колодцев в селе нет. Вернее, были раньше четыре общественных, но средств на их ремонт на выделялось, срубы сгнили, колодцы обрушились.

Медицинское обслуживание населения осуществляет фельдшер Г. Ф. Рыбакова. Есть и машина скорой помощи – одна на всю ветку от Дуванного до Стрельской и Верхней Волманги. Больных на ней из этих населенных пунктов доставляют в районную больницу. «Только бы скорую у нас не забрали, — говорят шабурцы. – Тогда совсем ложись и помирай».

А еще люди мечтают о том, чтобы какой-нибудь частник открыл в селе лесопильное производство. Но тут же уточняют, что бригаду в селе не собрать – все работящие мужики повыехали. «Появилась бы работа, приехали бы семьи с детьми, открылись бы школа и детский сад», — такие вот простые, самые что ни на есть житейские мечты.

«Нам неохота отсюда уезжать, — говорят люди. – Да и денег не накопили, чтобы в других местах жилье покупать. Но и это не жизнь, а какой-то эксперимент на выживание!»

На снимках: памятник в Шабурах; здесь пекли хлеб; главный источник водоснабжения – ручеек.

Татьяна Тунгусова, фото автора.