Две Марии

1 октября в России отмечается как День пожилых людей. Пожилых – значит, проживших долгую и не всегда простую, но достойную жизнь. Какие бы испытания ни выпали на их долю, люди старшего поколения сумели сохранить оптимизм, доброту, терпение, не ожесточиться и не озлобиться. С двумя такими замечательными женщинами, которые живут в поселке Маромица, мы вас сегодня познакомим.

Мария Алексеевна

Мария Алексеевна Шубина Мария Алексеевна Шубина 8 сентября отметила восьмидесятилетие. Как водится, собрались гости, приехала дочь из далекого города Азова. «Скромненько отметили», – говорит Мария Алексеевна. Такой уж она по жизни скромный, совестливый человек. Никогда не кичится былыми заслугами. Хотя гордиться есть чем: медали «За трудовое отличие» и юбилейная ленинская, множество знаков за ударный труд в годы пятилеток и победу в соцсоревновании. И орден «Знак почета».

В Маромице женщина живет с 1936 года. Шестилетней привезли ее в эти края родители. А если точнее, не они привезли – семью раскулачили и выслали в таежный край из Белоруссии как спецпереселенцев. Потому что отец не захотел вступать в колхоз. Их хутор был неподалеку от Альмежа. «Высадили в лесу – живите как хотите», – вспоминает Мария Алексеевна. Рядом жили такие же спецпереселенцы: Адамович, Рейнс, Куль и другие.

В семье, кроме родителей, было шестеро детей. Разработали землю и стали жить. Когда начали открываться лесоучастки, перебрались на 9-й километр железнодорожной ветки, которую заключенные тянули от Латышского на Маромицу. Жили в бараке.

Отец и мать работали в лесу. Начали строить в Маромице свой дом по улице Лесной. Он сохранился до сих пор.

Когда началась война, на фронт ушли отец, старшие братья Леонид и Михаил, сестра Ольга. Из четверых вернулся только Михаил.

С матерью осталось трое детей. Учебу и в войну никто не отменял – ходили в школу. А еще очень много помогали колхозам. Дуванное, Слудка, Сапоговская и далее до Красного – и везде пешком, по бездорожью.

Работать Мария Алексеевна пошла четырнадцати лет. Сначала устроилась в столовую для пленных немцев, которые в годы войны были в Маромице. Потом ушла на шпалозавод. Мать болела и работать не могла. Выручал большой огород. А по талонам на иждивенца в день полагалось 200 граммов хлеба и 20 граммов крупы на суп. Работающим хлеба давали уже по 600 граммов.

После войны девушка работала на трелевке и вывозке леса. Тогда для этого использовали лошадей – немецких тяжеловозов. У лошади, на которой работала Мария, на дуге всегда был красный флажок – отличительный знак передовика. В смену нужно было сделать три рейса и вывезти норму: 8-9 кубометров из делянок за 5-6 километров. Шпала, лыжа, фанера, подтоварник, рудстойка, стройлес, вагонстойка – все это доставлялось к штабелям, а затем грузилось в вагоны. На четырех лошадей был один навальщик, так что бревна сортировать и таскать приходилось самим.

В лес пришла техника, необходимость в конной тяге отпала. Мария Алексеевна выучилась на разметчицу – как она говорит, «закройщика леса».

Чужую жизнь пересказать легко. Гораздо труднее нам, родившимся после войны, представить, какая непосильная ноша ложилась на плечи совсем юных девчонок в то время.

Мария Алексеевна живет одна – муж ушел из жизни. Пока с ней внук, но он скоро уйдет в армию. Общий стаж работы у нее – более 45 лет.

На жизнь Мария Алексеевна не сетует, говорит, что пенсии ей хватает. Дочь зовет к себе. Но куда же пожилой человек из мест, в которые вросла как дерево в почву? Здесь ей все родное, все знакомы.

Мария Ефимовна

Мария Ефимовна ОноховаМария Ефимовна Онохова родилась в 1932 году. У нее три дочери: Вера, Надежда, Любовь. Все получили среднее медицинское образование. Две из них живут в Маромице, неподалеку от матери, а Вера – на Ямале.

Родина Марии Ефимовны – одна из деревень Лузского района. Там прошла почти вся жизнь. Семья была большая – восемь человек: отец, мать, бабушка и пятеро детей.

Что такое колхозная работа, Мария узнала рано, даже слишком. Закончить удалось всего четыре класса. Мать идет теребить лен – берет с собой восьмилетнюю Машу и шестилетнюю Нину. Девочки выдергивают лен и складывают в кучки, а женщина связывает в снопы. Помогали пасти колхозных овец, а стадо было немаленькое – 120 голов.

Потом девочке доверили быть, как говорит она, ямщиком: вести по пашне лошадь. А за плугом шли женщины. Все это было в годы войны.

Отца, как лучшего механизатора МТС, на фронт не взяли. Он пригнал в район первый трактор и обслуживал на нем все колхозы района. Дома почти не бывал – обеды дети носили ему в поле.

Мария подрастала, и ей доверяли все более серьезные дела. Сначала боронить на лошади, потом и пахать. В колхозе она отработала десять лет. Но когда встал вопрос о присвоении ей звания труженицы тыла, выяснилось, что три военных года трудодни за девочку приписывали матери (мала была!). И только в последний военный год ее фамилия появилась в ведомостях. «Военный» стаж, пусть и с большим опозданием, неедавно восстановили. А весной нынешнего года вручили, как труженице тыла, юбилейную медаль к 65-летию Победы.

37 лет проработала она санитаркой в Грибошинской больнице. Когда вышла на пенсию, стала задумываться о том, чтобы перебраться поближе к дочерям. Родная деревня опустела – молодежь уехала, старушек увезли дети, муж Алексей умер в 1994 году.

Так и переехала Мария Ефимовна в Маромицу в 2005 году. Может, и пожила бы еще в родной деревне, да в молодые годы на тяжелой неженской работе получила инвалидность. Что это была за работа, она рассказывает так:

«В больницу воды много надо было. Запряжешь лошадь в сани, возьмешь четыре фляги и едешь на речку за километр. Ведрами начерпаешь и везешь обратно. А когда не стало лошади, носили воду из больничного колодца по ночам. Тропинку зимой переметет, оступаешься, вынесешь ведра до половины дороги, прольешь – назад вернешься. И так раз по шесть, а то и больше…»

«Не было у меня настоящего детства, – вздыхает Мария Ефимовна. – Война отняла. Житье было неважное Зато с малых лет мы все делать умели. А сегодня ни одна дочь у меня лошадь не запряжет…»

Послесловие
Живут в поселке Маромица две простые женщины, такие разные и все же чем-то очень похожие. Жизнь обошлась с ними сурово: с раннего возраста пришлось им познать нелегкий труд в лесосеке, на колхозном поле, в домашнем хозяйстве.

Но век свой прожили они достойно, трудились на совесть, вырастили хороших детей, на судьбу никогда не пеняли, за богатством не гнались. Считали, что так живут все.

Нам бы, дожив до такого возраста, сохранить и доброту душевную, и память светлую, и умение радоваться каждому новому дню!

Текст и фото Татьяны Тунгусовой.