Дорогой православия. Путевые заметки

«Познание местностей, особенно девственного Севера,
приложенное к преданиям и документам старины,
способно озарить наше дееписание светом истины». 

И. М. Строев в отчете своем 1829 г.

Императорской Академии наук.

Для поездки в Лузу всегда пользовался услугами железной дороги. Но делать это стало все труднее, так как отменили пригородный поезд Котлас – Пинюг, исключен из расписания поезд Котлас – Киров. Поэтому решил ехать на восьмые межрегиональные краеведческие православные чтения «Устьнедумские встречи», как говорят, своим ходом, на личном автомобиле. Перед поездкой провел разведку, обзвонил своих знакомых на Виледи: как дорога на Лальск? Ответы прозвучали разные: «Сам видишь, дожди льют не переставая», «Там хозяйничают лесовозы, так что, наверняка, колеи не для твоей легковушки», «Понимаешь, любая грунтовка полна неожиданностей, тем более на наших косогорах».

Не получив обнадеживающих ответов, поехал на станцию Низовка, чтобы купить билет до Лузы на проходящий поезд Воркута – Нижний Новгород или Адлеровско-Новоросийский. На вокзале встретил соседа с верхнего этажа Дмитрия Зимирева, он покупал дочке билет на Архангельск. Отойдя от кассы, поинтересовался у меня:

«А Вы куда едете?»

«В Лузу на краеведческие чтения. Собирался ехать на машине и потому билет заранее не купил. Сейчас каюсь, дожди все перечеркнули. Теперь придется брать то, что есть».

«Зачем?» — удивился Дмитрий.

«Мне сказали, что через Ильинско-Подомское, как я намечал, мне на Лальск не проехать Дожди размыли дорогу».

«Да Вы что? – расхохотался Дмитрий. – Тогда как же я вчера приехал из Верхне-Лалья в Коряжму? Бросьте вы этот поезд, отправляйтесь на машине. Первый раз проедете, потом будете гонять по знакомой трассе».

«Что, и никаких препятствий?»

«Не без этого, в двух-трех местах есть промоины, кое-где бревна на провалах лесовозами скучены, но проехать можно. Ваша пройдет. Только на всякий случай сапоги и лопаты прихватите. Думаю, управитесь, мужики все-таки. В дороге всякое случается, да и погода никак не успокоится. Вдруг обрушится ливень. Так ведь не одни в дороге будете: лесовозы ходят, да и местные иногда катаются. Если что, выручат. Один в дорогу собрался?»

«С сыном».

«Вдвоем-то вам в дороге и черт не страшен. Часа за четыре будете на месте».

Про черта ничего сказать не могу, но незнакомая дорога вызывала определенные опасения. И все-таки, посоветовавшись с женой и сыном, которые приехали вместе со мной на станцию за долгожданным билетом, решили попытать счастья в самостоятельном плавании. Сапоги и лопаты нашли в гараже, обрезки досок, если потребуется для подкладки под колеса, напилили... Домкраты и трос уложены в багажник. На следующий день отправились в путь. Конечно, можно было бы проехать в Лузу через Котлас и Великий Устюг по обустроенной автотрассе, но автодорога Коряжма — Ильинско-Подомское — Верхне-Лалье – Лальск – Луза позволяла мне посетить православные храмы, которыми так богат Русский Север. Выехали с утра, чтобы успеть реализовать намеченные планы.

Река Виледь

У деревни Прилуки за рекой Виледь до 1967 года находился Покровский сельсовет Вилегодского района. В 1967 году с организаций совхоза «Коряжемский» эти территории были переданы в Котласский район, с тех пор визитной карточной Вилегодского района стала железнодорожная станция «Виледь». Упоминая Покровский сельсовет, следует напомнить, что свое имя он получил от Покровской Вилегодской приходской церкви, которая была освящена двумя престолами Покрова Пресятой Богородицы и Святой Троицы в 1797 году в деревне Березник Метлинской волости Сольвычегодского уезда. Давно нет Покровского храма, ушла в прошлое и сама деревня Березник, а сельский Совет носил её имя до 1967 года. И сегодня, делая после моста через реку Виледь поворот налево, можно услышать: «Еду на Покров». Так долго живет память человеческая, храня светлое прошлое.

Станция «Виледь», как и сама Печорская железная дорога, родилась в годы войны. 28 декабря 1941 года по ней прошел из Заполярной Воркуты на Москву первый поезд в составе двух угольных платформ и классного вагона, который вел знаменитый машинист Петр Петрович Дунаев. С этого знаменательного события прошло семьдесят шесть лет, но станция «Виледь» все эти годы является главными железнодорожными воротами Вилегодского района и одновременно одной из производственных площадок Газпрома. Через эту станцию прошли тысячи тонн известного на всю страну вилегодского льна. Неслучайно здесь районная газета долгие годы называлась «Льновод» В райцентре работал мощный льнозавод. И даже тогда, когда со льном было покончено, он ещё несколько лет действовал на привозном сырье.

Старожилы Виледи о льне вспоминают с глубоким вздохом: «Он был для нас, как второй хлеб». Стоит только удивляться, как непросто было выращивать этот самый лен-долгунец на вилегодских крутиках?! Лен – самый первый материал растительного происхождения, который открыл человек. На Руси лен широко известен с IX века. Летописи рассказывают нам об изготовлении славянами льняных тканей, а восточные авторы той эпохи описывают славян одетыми в льняные одежды. Обо всем этом рассказывает при встречах директор Вилегодского краеведческого музея Зоя Ильина, которая недавно выступила инициатором возрождение льна на родной земле.

Поскольку заговорили о льне, то, следует, отметить, что эта культура была широко распространена и на лальской земле, где выращивалось много высокосортного льна-долгунца. На мировом рынке лальский лен ценился наравнее с бельгийским. Лен позволил, например, верхнелальскому купцу Николаю Александровичу Токмакову создать определенный капитал, который он даровал на благоустройство храмов. А пришел лен на Верхнюю Лалу, надо полагать, с раннее заселенной Виледи. Геродот, упоминая о дарах, принесенных одним из фараонов храму Афины Родосской, пишет, что наиболее ценным подарком были льняная ткань, каждая нить которой состояла из 360 волокон. Льняные ткани настолько широко распространились на Руси, что великий князь Ярослав в свой церковный устав (1050 – 1051 гг.) внес особый параграф о наказании за кражу льна и льняной одежды.

Упоминание о льне встречается в Библии и Новом Завете. 13 декабря 1715 года Сенат объявил Указ Петра I о размножении во всех губерниях льняного и пенькового промысла. Толчком к дальнейшему расширению льняных посевов и льняного производства в России послужило разрешение императрицы Екатерины II в 1763 году на свободный вывоз льна за границу. На русском льне работала почти вся льняная промышленность Европы. С появлением торговых путей крестьяне-ямщики вывозили русский лен на своих лошадях на мировой рынок. Возможно, наш путь пролегает по одному из них.

 

Николай Шкаредный.

Продолжение следует...