Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 4

В дороге есть время подумать и поразмышлять, в том числе и о топонимике. Попробую обратить ваше внимание на взаимосвязь вышеназванных имен к конкретным территориями и народам. Варжа – из олонецкого, корельского и финского – молодой жеребенок. Но скорее это название пришло на лузскую землю из вепсского языка, в котором варжа переводится как щавель. Лехта – село в Беломорском районе Карелии и деревня в Республике Коми. Видимо, по этой причине, чтобы не было путаницы к лузской Лёхте дана приставка Лебеда. Шетьяс – река в Республике Коми и деревня в соседнем Вилегодском районе. Название деревни Каюг звучит утверждающе, где юг на языке коми — река. Возможен вариант, который предполагает, что в этом имени буква «к» превратилась в более звучную «г», тогда следует читать как «каюк». Происхождение этого имени, видимо, связано с каюком – речным грузовым судном без палубы, которые ходили по рекам Севера торговыми путями на веслах и под парусами. Можно предполагать, что в этой деревне жили мастера, которые шили такие суда. Есть ещё один вариант. Каюк – лодка долбленка однодеревка, которую часто называли душегубка, так как она была неустойчива на воде. Отсюда вывод о ненадежности такой лодки и возникшее значение – каюк!

К сожалению, такова уж сегодняшняя действительность: деревне в годы строительства нерегулируемого капитализма пришел полный каюк. Как бы подслушав мои мысли, ведущий «Дорожного радио» по просьбе какого-то незнакомого мне ветерана включил в программу песню поэта, первого лауреата Всероссийской литературной премии имени Алексея Фатьянова Николая Мельникова: «Поставьте памятник деревне на Красной площади в Москве, там будут старее деревья, там будут яблоки в траве. И покосившаяся хата с крыльцом, рассыпавшимся в прах, и мать убитого солдата с позорной пенсией в руках. И два горшка на частоколе, и пядь невспаханной земли, как символ брошенного поля, давно лежащего в пыли. Присядут бабы на скамейку, и все в них будет как всегда – и сапоги, и телогрейки, и взгляд, потухший…в никуда. Ломали кости, рвали жилы, но ни протестов, ни борьбы, одно лишь «Господи помилуй!» и вера в праведность судьбы». Песня в исполнении Игоря Шипакова болью отозвалась в сердце…

На снимке: забитые и забытые деревни.

А мы продолжаем путь. Лесовозы кое-где подиспортили трассу, собрав в единый пучок бревна, уложенные на месте промоин. Большегрузам эти преграды не страшны, а для легкового транспорта – преграда. Тем не менее, мы движемся вперед. Не могу утверждать, насколько совпадает нынешняя автотрасса Ильинско-Подомское – Верхне-Лалье с проходившим по этой территории в XIX – XX вв. торговым путем. Начинался он, как сказано в исторических документах у села Заозерица и тянулся на северо-восток параллельно реке Луза и её притоку реке Лале, пересекая эти водные преграды в нескольких местах с тем, чтобы охватить все деревни южной части Вилегодского и северной части Лальского районов. Грузонапряженность старинного тракта по годам колеблется от 650 до 1014 тонн. С развитием шоссейных дорог и железнодорожного транспорта этот гужевой путь потерял своё прямое назначение, но до конца 70-ых годов прошлого столетия использовался для местных сообщений как зимник.

На снимке: главные герои на этой трассе – лесовозы.

Скрытая в стороне от любопытных глаз достопримечательность Верхне-Лалья – археологический памятник XIV – XVI вв., расположенный в 700 метрах от села. Его описание дал в историко-археологическом сборнике «Вологодская старина» И.К.Степановский: «В Сольвычегодском уезде: 1) В Верхолальском Михайло-Архангельском приходе, Ильинско-Подомской волости, в полуверсте от церкви, находится возвышенная местность, называемая «Городком»; с юго-востока городок обведен земляным валом, на западе и севере обрывисто склоняется к реке Лала, которая теперь превратилась уже в болотистую местность. По народному приданию, в этом городке обитала Чудь». Такие городки строились на торговых путях вдоль северных рек. Примером тому могут служить Гледен на Сухоне, городища на соседней Виледи. Так родился Осиновец – Подосиновец на реке Юг. С этой целью и был основан этот городок-защитник на Верхней Лале. Изучением и исследование исторического материала, связанного с возникновением Городка и историей Верхне-Лалья занимается уроженец деревни Стройково, постоянный участник Устьнедумский краеведческих православных чтений Николай Михайлович Токмаков. В его исследованиях эта тема раскрыта более убедительно и весомо.

На снимке: историко-археологический сборник И.К.Степановского «Вологодская старина».

Верхне-Лалье не проехать и не объехать, так как дорога идет по центру села по уложенным в два ряда плитам. Дождь настолько испортил дорогу, что мы с опаской поглядываем на обочину: а что если встретится лесовоз и придется ему уступать путь? Это для нашей легковушки небезопасно. К счастью, лесовозы в нашу сторону в этот день не шли. Дождь спутал все планы. Хотелось познакомиться и с самим селом и с его удивительной по красоте церковью во имя Архангела Михаила в более благоприятных условиях, но усиливающийся ливень не отступал. Он гнал тугими струйками по ветровому стеклу воспоминания из далекого прошлого. Хотя и приписывают Верхне-Лалью право старейшины на лузской земле, но справедливости ради следует помнить, что более ранняя дата — 1498 год — на этой территории указана в купчей на деревню Власьевскую, проданную Гавриле Фролову Сомову. Вероятно, это и есть деревня Сомово, которая именовуется Гавриловской, и Гаврила есть, и фамилия Сомов упоминается. И приписаны эти земли, как сказано в документе, к Устюжской четверти, то есть имели устюжские корни. Отсюда и имя деревни Гляден. Да и не только её.

Церковь Михаила Архангела в Верхне-Лалье похожа на огромную птицу, приготовившую крылья-пределы для полета и только крепкое западное хвостовое оперение — колокольня удерживает её на этом открытом зеленом холме от взлета. В этом и состоит суть и предназначение храма Божиего, он являет собой непосредственную связь земли и неба. Меня никогда не удивляли мощные и изящные соборы и церкви Устюга и Сольвычегодска, но когда я вижу такое величие в сельской глубинке, честное слово, захватывает дух! Точных сведений о строительстве в Верхне-Лалье первой деревянной церкви нет, местные краеведы относят это событие ко второй половине XVI века. Долго же шла христианизация в эти таежные леса, если участь, что в Ипатьевской летописи под 882 год упоминаются две церкви – «Божица святого Николы» и «Святой Орины». В договоре князя Игоря с греками названа церковь Ильи Пророка, отмеченная 945 годом. Церкви, называвшиеся «срубленными», то есть деревянными, были поставлены на русской земле задолго до крещения Руси. Это подтверждает и Якимовская летопись, которая сохранила известие о церкви Преображения в Новгороде.

В «Актах Холмогорской и Устюжской епархии» Михаило-Архангельская церковь в Верхне-Лалье упоминается под 1625 год: «Из Верхолали поп дани платит 40 бел., объезду 6 алтын и 4 денги…». В писцовой книге Сольвычегодского уезда 1645 года записано: «В Лальской же волости на реке Лале погост, церковь Михаила Архангела студеная клетцки да церковь теплая с трапезою Прокофия Устюжского чудотворца, а в церквах образы местные». Переписная книга 1647 года уточняет, что во дворе церкви находится просвирня с проживающими в ней жильцами, дома попа, дьяка, пономаря. Также дома двух половников. В 1788 году в Верхнелальском приходе числилось 1125 человек, в 1868 – 2189. Каменная церковь с престолами Архистратига и праведного Прокопия Устюжского освящены в 1773 году. Каменная колокольня построена с дозволения епархиального начальства в 1828 году. Но ничто не вечно на этой земле. С годами фундамент церкви дал осадку и частично разрушился. Поэтому было решено строить новую более просторную церковь. Её мы и видим сегодня во всей красе и величии. Перестраивалась церковь силами и на средства прихожан. Солидную сумму в фонд строительства храма внес, уже упоминаемый мною выше, верхнелальский купец Николай Александрович Токмаков.

На снимке: Верхнелальская Михаило-Архангельская церковь.

Конечно, в дождь вести осмотр храма не представляет особого удовольствия, если участь, что собираясь в дорогу, забыли захватить зонтики. Но никакой скидки на непогоду не может быть, когда ещё удастся побывать в этих краях. Храмы по русской традиции всегда строились на высоком, как говаривали в старину, на проглядном месте. Поднимаемся по деревянной лестнице — сходням. на угор к воротам ограды. На дверях храма замок, а искать его хранителя нет времени. Обходим здание, и не перестаем удивляться разнообразному декору, который создает цельную картину отдельно взятой церкви. Поражает высота колокольни – 30 метров. Неудивительно, что Михаило-Архангельскую церковь было видно и слышно на многие десятки километров. В последние годы церковь восстанавливается и обустраивается. В 2001 году после реконструкции освящен летний престол во имя Архангела Михаила. Второе дыхание храм приобрел благодаря вкладам кировского мецената, уроженца Верхне-Лалья Ивана Анатольевича Токмакова.

Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 1
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 2
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 3

Продолжение следует…