Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 3

Едем на АЗС, чтобы на всякий случай не оказаться в дороге без бензина. Здесь же пытаюсь выяснить у водителей, что нас ждет впереди. Владелец немецкой Audi пожал плечами: я в ту сторону никогда не ездил. Хозяйка новенькой «Нивы» улыбнулась: «Может Вас проводить?» Эта любезность насторожила, а потому пошел к водителю полицейского фургона, уж он-то должен знать все пути-дороги в районе. Оказалось, он знает, только где надо делать поворот с главной дороги, идущей на Павловск, а нам, как поет Высоцкий, туда не надо. Так и не прояснив ситуацию, отправляемся в путь. Несколько минут полюбовались вантовым ажурным подвесным мостом, который сегодня является главной достопримечательностью райцентра, и двинулись по автомосту на другой берег Виледи. Попытались съехать в первый попавшийся поворот, но навигатор выразил протест, пришлось вернуться на трассу. Проехали какую-то деревушку в несколько недавно поставленных домов и свернули направо. Когда увидели первый встречный лесовоз груженный древесиной, поняли: мы на правильном пути.

На снимке: достопримечательность Ильинско-Подомского уникальный вантовый подвесной пешеходный мост через реку Виледь

Несмотря на то, что синоптики в утреннем прогнозе обещали дождь, нас пока сопровождало солнце. По накатанной дороге торопимся к первым лесным поселениям. А их все нет и нет. И по вилегодской стороне, и по лузской. Статистика прошлого сообщает, что на территории нынешнего Лузского района существовал 391 населенный пункт, из них 347 деревень, 13 поселков, 7 хуторов, 6 починков, 4 лесоучастка, 4 села, 4 железнодорожных разъезда и т.д. К сожалению, многие из них ушли от нас навсегда. От Ильинско-Подомского до Верхне-Лалья 29 километров. Дорога приподнята на отсыпной «подушке» из гравийно-песчаной смеси, потому полотно держит тяжелые лесовозы. Другой вопрос: как они в прекрасную зимнюю пору штурмуют эти увалы, затянувшиеся с крутыми поворотами подъемы? Когда в 60-ые годы работал в Белгородской лесозаготовительной конторе на станции Вазюк Опаринского района, даже на ровном зимнике мы держали трактора наготове, чтобы вытянуть лесовоз из заноса. Летом эти препятствия мощные Камазы успешно покоряют, только рев двигателей катится по тайге. Под этот аккомпанемент мы идем навстречу с селом Верхне-Лалье.

Конечно, в какой-то степени я был готов к встрече с Верхне-Лальем, которое обозначает не только населенный пункт, но одновременно раскрывает название местности, объединявшей более сорока деревень в верховьях реки Лалы. Часто в переписке название упоминается как «Верхнелалье». В дореволюционное время именовалось как Верхолалье и даже Верхолальском. Уроженец здешних мест, краевед Николай Михайлович Токмаков на V межрегиональных краеведческих православных чтениях «Устьнедумские встречи» в 2014 году, выступая с докладом «Древняя Верхне-Лальская земля», говорил: «На сегодняшний день самым древним документом, который перечисляет названия верхолальских деревень, являются списки, сделанные сольвычегодскими писцами Иваном Степановичем Благово и подъячим Василием Архиповым в 1635 году с крестьян Лальской волости Сольвычегодского уезда и Слободки Антропьевой. Именно здесь наиболее старой деревней указывается Курьяново – 1548 год. Большая часть деревень обозначена годом 1625, т.е. годом переписи».

На снимке: среди участников VІІІ Устьнедумских чтений Н.М.Токмаков в первом ряду второй слева, рядом с Н.В.Лычковой.

До революционных событий 1917 года территория Верхне-Лалья находилась в составе Ильинско-Подомскоой волости Вологодской губернии. В 1924 году Верхне-Лальский сельсовет перешел из Сольвычегодского уезда во вновь созданный Лальский район. В период коллективизации на его территории было организовано 17 колхозов, которые после нескольких укрупнений в 1958 году были объединены в колхоз «Верный путь». На его основе был организован совхоз «Ярцевский. Сегодня основой жизнедеятельности Верхне-Лалья являются лесозаготовки и деревопереработка. Если раньше главным кормильцем региона была земля, то сейчас – его величество ЛЕС. Эти перемены не замедлили сказаться на оттоке населения, потому одна за другой стали рушится деревни: было более сорок, а к началу XXI века осталось пять, в которых состояло на учете 142 двора и 362 жителя. На дорожной карте Ильинско-Подомское – Верхне-Лалье сегодня обозначены всего две деревни Сирино и Княже.

На снимке: последние вехи деревни Княже

Интересно отметить, что вятские крестьяне, не знавшие крепостного права, уважительно называли свои поселения княжескими. В Сольвычегодском уезде до революционных событий четыре деревни носили это высокое звание: Княжа, Князевская, Княгинино Поместье (Окнеино), Княжица. Деревня Княжица и сегодня живет недалеко от Коряжмы на правом берегу Вычегды. До войны в ней было 105 дворов. Деревня опустела, когда почти все мужики ушли на фронт. В 2001 году в память о погибших воинах жители деревни Княжица начали строить часовню. Инициатором строительства стал житель деревни, краевед, бывший председатель профкома Котласского ЦБК Александр Николаевич Уткин, чей отец и дед не вернулись из боя. Строили часовню всем миром, помогли администрации Котласского района, города Коряжма, комбинат. 14 июля 2002 года часовню во имя Георгия Победоносца освятил епископ Архангельский и Холмогорский Тихон. В центре часовни – доска с именами шестидесяти трех земляков, не вернувшихся с Великой Отечественной. Так вычегодцы хранят и передают память новым поколениям.

Кроме деревни Княже в Лальском районе была ещё и деревни Княжево и Княжевская. Нет названия без смысла. Речные, лесные, горные имена помнят язык некогда проживающих на этих местах людей. Не вызывают вопросов названия деревень Клобуково, Пасхальная, Попово, Старомонастырская, Покрово и Поповский починок. Традиционные имена у деревень и поселков Озерская (Озерки), Перевоз, Плесо, Подгорица, Наволок, Фабричный, Северный Метил (химзавод), Заполуй (за речкой Полуй). Гляден – от древнего города-крепости на Сухоне – предшественника Великого Устюга. Вывод один – её основали устюжане. Исследователи утверждают, что на территории нынешнего Лузского района обитали финно-угорские племена. Не буду глубоко анализировать это утверждение, просто подкреплю его наименованиями конкретных населенных пунктов не славянского происхождения: Вонил, Варжа, Зебла, Каюг, Кентус, Лёхта, Уга, Уча, Чухла, Ханюг. Почти все не славянские названия связаны со словом река, подтверждающим, что заселение данной территории в первую очередь шло по течению рек. Почти все названия сел и деревень состоят из таких ясных или забытых ныне двух-трех компонентов: Усть — Пырос, Вон-ил, Вар-жа, Ка-юг, Лёх-та, Хан-юг. Иногда они сливались нерасторжимо и мы потеряли их давнюю самостоятельность: К примеру, Усть-Пырос – русское – устье реки и коми-зырянское — пырос – вход, вход в устье реки.

Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 1
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 2

Продолжение следует…