Дорогами православия. Путевые заметки. Часть 13

В свете этих событий Скалеповская часовня выглядит неким исключением. У неё нашлись доброхоты, которые опекают этот православный объект на родной земле. В деревне Скалепово в 20-ые годы прошлого столетия было 25 дворов и 122 жителя. В Скалепово самой многочисленной была фамилия Пластинин, жили Моховы, Бурчевские, Бутаковы, Бутусовы, Бушуевы. Эти цифры и фамилии называю с одной целью, чтобы вы могли сопоставить их с числом мужиков, ушедших отсюда на Великую Отечественную войну. Сколько их было, такой цифры мне отыскать не удалось. Но есть другая арифметика. Героическая! Она отмечена на обелиске Памяти 53 фамилиями воинов-земляков, погибших на полях сражений. Им выпало счастье отстоять Родину, но не выпало счастья вернуться домой. Среди увековеченных на белых плитах этого небольшого мемориала, фамилии не вернувшихся с поля боя скалеповцев, все те же Пластинины, Бурческие, Бобчихины, Бутусовы, Пономаревы, Савельевы, Кислицыны, Сумкины, Комышевы, Работинские.

На снимке: обелиск памяти защитникам Родины в Скалепово.

На снимке: обелиск памяти защитникам Родины в Скалепово

Символично, что часовня во имя святого великомученика Георгия Победоносца и святого благоверного князя Александра Невского и скромный памятник защитникам Родины составляют единый комплекс нашего героического прошлого. Меня до глубины души тронули строки стихотворения неизвестного автора, написанные чернилами на листе ватмана и укрепленного на восточной стене часовни. От солнца и дождей отдельные слова последнего четверостишья поблекли. И хотя рядом с этим листом висит красочно оформленный печатный тест, мне все-таки этот вариант ближе и роднее. Сразу вспомнились папины короткие, написанные химическим карандашом, фронтовые открытки с обратным адресом: полевая почта, Сталинград. И потому это идущее из тайников человеческого сердца стихотворение я воспринимаю как фронтовое письмо- обращение:

Ищи меня, пожалуйста, ищи.
Я сгинул на войне, на той великой.
Пред неизвестным прахом трепещи,
Он много лет лежит в могиле тихой.
Мои останки здесь, а может там,
Остались на всегда в чужой стране,
Потом их трудно будет по следам
Найти родной мамане и жене.
Нас разрывали мины пополам,
Снаряды разносили нас на части,
Но мы не хоронились по углам,
Служили верно Родине и власти.
Мы в танках загорались как свеча.
Нас в лагерях фашисты добивали.
А мы в лицо плевали палачам,
И никогда своих не предавали.
Теперь, когда сраженья позади,
Когда в России празднуют Победу,
К могиле братской внуков приведи –
Им правду о былой войне поведай!

Скромный четырехугольный, обшитый железом, памятник, увенчанный красной звездой, как бы всматривается сквозь годы, силится прочитать на лежащих перед ним плитах фамилии героев-земляков. Рядом флагшток с припущенным знаменем скорби. Вот такая героическая композиция живет рядом с бывшей деревней, в которой ещё в 1967 году, стояло восемь домов и было 37 жителей. Сегодня нет деревни Скалепово ни на земле, ни на карте. Она осталась жить только в человеческой памяти благородных потомков, которые не забыли откуда они вышли.

Почему-то пришел на память другой памятник, что установлен в бывшей деревне Слудка Опаринского района. Забытый памятник. Забытый Богом и людьми — бывшими жителями этой деревни. Так уж сложилось, что сегодня до него никому нет дела: ни поправить, ни почистить, ни покрасить. А ведь на нем увековечены их родные родовые имя на фамилии. Сделали бы это хотя бы не ради себя, ради внуков. В Опарино часто говорят и пишут о волонтерах-добровольцах. Заканчивается Год добровольца, объявленный Президентом России. И кое-кто из оргработников с облегчением вздыхает: наконец-то заканчивается! Что уж тут говорить о памятнике на Слудке, если за десять лет так и не успели установить на доме ветерана войны Андрея Михайловича Филипповича табличку, что в этом доме в переулке Речном райцентра Опарино живет фронтовик.

На снимке: памятник первым комсомольцам, павшим в боях за Родину, землякам в деревне Слудке

Мы присели за длинный стол, по обе стороны которого стоят прочные широкие скамейки. В дни памяти есть, где собраться по-семейному, присесть, накрыть стол, повспоминать и принять традиционные фронтовые сто грамм. Только теперь я разглядел, что и к памятнику и к часовне проложена тропа, а через кювет переброшены автомобильные сходни. Вспомнил полевые цветы на столике в часовне и цветы у обелиска. Пока жива память, Скалепово продолжает жить! В это верит и мой постоянный соавтор, подосиновский педагог-поэт Любовь Николаевна Петухова.

На крутых перевалах времени,
Дай нам, Господи, устоять.
Мы крестьянского роду-племени,
И Россия нам – Родина-мать.
Дай нам силы и стойкости духа
Не согнуться, не отступить,
Научи нас не верить слухам
И по правилам чести жить.

На снимке: береза-вековуха, хранительница последней постройки деревни Скалепово

Пока мы вели осмотр часовни и окрестностей бывшей деревни Скалепово, трава уже немного подсохла. Прекрасная, густая сочная, почти метровой высоты. Корни её так переплелись, что каждый шаг – это бой с самим собой. Потому влага нашла в ней укрытие. Такой густой травостой можно высушить только жарким ветром.

Случилось невероятное, вроде бы все осмотрели, а уходить отсюда не хочется, потому что незримо чувствуешь внимание и к себе, и к часовне, и к скромному памятнику воинам. Теперь уже проходим через дорожный кювет по проложенным кем-то мосткам. Оглянувшись назад, видим притихший, выцветший под дождями и солнцем флажок на флагштоке. Значит, кто-то его поднимает и обновляет. Спасибо этим людям за их заботу и внимание к своему прошлому. «Душа из боя никогда не возвратится, через полвека ночью сердце жмет. А первый бой во всех деталях снится и слышится: «За Родину, вперед!». Отдав почести павшим, уходим все ближе к дороге: пора ехать вперед, день-то не беспределен, а впереди ещё столько дел и встреч?! Колеса наматывают новые километры, а память раскручивает страницы былой истории.

Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 1
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 2
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 3
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 4
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 5
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 6
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 7
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 8
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 9
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 10
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 11
Дорогой православия. Путевые заметки. Часть 12

Николай Шкаредный.
Член Международной ассоциации писателей.
Коряжма – Луза.