Добрый месяц июнь

Если вы хоть раз испытали любовь и нежность к совершенно постороннему человеку и имеете виды на него как на спутника, или спутницу жизни, значит, июнь для вас самый подходящий месяц.

Живое золото цветущих одуванчиков и балаболок, нежный шёлк молодой, ещё не мятой, травы открывают перед влюблёнными самые таинственные возможности отношений. Тёплый, насыщенный ароматами цветов воздух способен вскружить голову предмету ваших ухаживаний с любым знаком Зодиака. Только не мешает помнить, что воздействие ваших признаний плюс располагающие природные и погодные условия запросто могут привести к результату, весьма неожиданному, после которого романтизм улетучивается, уступая место ответственности и пелёнкам.

Чтобы свести риск к минимуму, советую изучить все лесные и луговые травы по учебнику ботаники шестого класса и удивлять этими знаниями, любимого человека до тех пор, пока ему не захочется от вас сбежать. Поверьте на слово, ваши усилия по повторению ботаники сохранят вас от многих грядущих расходов по доращиванию и воспитанию тех, кого неизвестный оптимист назвал цветами жизни.

Но если ваша цель всё-таки приобретение энного спутника, как говорят экзальтированные молодые люди, «на всю жизнь», то июнь в самый раз. Но уж как- то поосторожнее, поответственней надо, что ли? Космические спутники один раз куда-то запустят — и « гуляй, Ваня». А эти, что на земле — пожизненно, только около вас крутиться будут. Это не для слабонервных. Можно, конечно, произвести обмен, но в эпоху подделок где гарантия, что тебе не подсунут что-то в подвале и наспех сделанное. Возьмёшь новую, разукрашенную, как яйцо Фаберже, ну и что с ней делать, когда выяснишь, что надули, что одна скорлупа крашеная, а всё остальное точная копия первой хранительницы очага? Но та хоть суп умела варить. А эта при словах: «Глазунью приготовь», — впадает в пятичасовую истерику. И что хуже всего, обратно её уже никто не берёт. Даже родители-производители заохали: «Чтоб от неё избавиться, одного вина пять ящиков выпили, а ты обратно. Нет, шалишь, это уж теперь твой крест. Носи и смены не проси».

Потому июнь июнем, а к первому выбору подход должен быть ответственней, чем, к примеру, выбор губернатора. Тот на четыре года, а тут на всю оставшуюся жизнь.

А вообще-то июнь – прелесть. Если не считать комаров, клещей и других паразитов, посланных нам Господом в наказание за одно, съеденное Адамом яблоко. В нашем Уголовном кодексе за поедание яблок и статьи-то нет, а тогда, видимо, строже было. Вот и хлещем себя по лицу, отгоняя настырных кровососов. Учёные говорят, что до крови особенно охочи самки. Да и понятно, Ева ни за что ни про что подсунула Адаму это чёртово яблоко (хороша штучка!), а систему исполнения наказаний на Земле отдала своим однополым товаркам.

Ну, а те и рады стараться; лезут, куда ни попадя, кусают за самые неподходящие места. Причём никакой субординации не блюдут, будь ты хоть герой труда, хоть генерал от инфантерии, хоть беспогонный представитель областного значения. Посмотришь на них со стороны и думаешь: то ли они в чинах ничего не понимают, то ли и впрямь недовольны своим социальным статусом и крови им мало.

Давно было: к конной привязи преступника голым приторочили. А июнь уж на исходе, и эта братва: пауты, мухи, комары и всякая подобная сволочь — ну беззащитное тело терзать. На беду старушка мимо шла, схватила пук травы и давай кровопийцев гонять. А голый на неё орёт: «Не тронь, эти уж нажрались, хуже новые налетят». Отступилась бабушка. В возрасте, а понятливая.

Так вот, если бы не «комары, да мошки» июнь уж очень добрый месяц. Для птиц и зверей он вроде детского сада. Бесплатного. Да и мамка всегда рядом, чуть кто чужой объявился, сейчас под себя затолкнёт. Слушаться только надо.

Мудрый народ каждому дню года дал соответствующее обозначение и название. К примеру: третьего июня – Олёны – ранние льны, одиннадцатого – Федосья-колосяница, тринадцатого – Еремей-распрягальник и так далее.

Поэзия и точность названий каждому божьему дню праматерь народного творчества, значение которого трудно оценить во всей его масштабности, поскольку именно творчество перевело человеческое существование в высокий разряд одухотворённой жизни.

Именно в июне; когда сев завершён, посажен картофель и огород ещё не татарят сорняки, когда ночи светлы, кукушки пророчат долгую жизнь, даётся крестьянской душе некоторая передышка. Но неугомонные руки всегда в работе: тут изгородь покосилась, в хлеве поросёнок загородку выдавил, ребятишки качели просят соорудить. Да и на реку надо бы с удочкой сбегать, леща обхитрить. К сенокосу опять же косы да грабли навострить.
Вот он крестьянский отдых. А хорошо. Привычное дело.

Кой-кому, имеющему возможность со стороны созерцать крестьянскую жизнь с её вечными заботами о хлебе насущном, с её зависимостью от погоды, кажется: избавь человека от труда, и он сразу будет счастлив, свободен и, забравшись на дырявую крышу последнего зернового склада, с утра до вечера будет класть поклоны своим освободителям.

На деле же всё наоборот получается. В последнее время в редких, деревнях, всё чаще встречаются люди, отрешённые от труда и через это совершенно пропавшие. Естественно, своим освободителям аллилуйя они не поют. Лишь матерятся, читая об успехах развития и конкурсах частей женских тел.

Всем хорош июнь, только вот солнцеворот именно на него падает. Казалось, давно ли прибывал день, цвели луговые травы и главное крестьянское растение рожь прибавляла в росте по половине четверти, но остановившееся, словно в раздумье, солнышко подсказывает травинке, колоску, цветку, что пора о продолжении рода задуматься. И уж не в рост будут направлены впитанные корнями соки земли, а в развитие той сказочной колыбельки, в которой и зародится, окрепнет новая жизнь. Целый месяц, а иногда и два будет качать на ветрах ту колыбельку материнский стебель, манить медовым запахом работящих пчёл, закрывать от ветров и дождей, а в ясные дни поворачивать вслед за солнцем гнёздышко с семечками.

Придёт черёд — и семена, словно окрепшие дети, выпорхнут из-под материнского крова, охнут от удивления и, подставив крошечную ладошку, чтоб не слепило солнышко, подыщут уютное местечко в почве. Расчистят от старой травы и пустят корешки. Пустяк вроде бы, а на самом деле – жизнь! Но это будет уже в другие месяцы. А пока июнь.

На таинственных, заросших елью склонах Сухоны неожиданно появится зелёный плотный бутон. Кто бы мог подумать, что в таком, казалось бы, малопригодном для трав месте может появиться цветок, родственник всех в мире орхидей, который зовут венерин башмачок. Через три, четыре дня произойдёт чудо: из невзрачного бутончика разноцветным огоньком вырвется малиновый с крапинками язычок, а боковые жёлтые и голубые лепестки широко расправятся, стараясь захватить как можно больше июньского тепла. И посветлеет в еловом лесу. Жаль, что увидеть это чудо можно лишь раз в пятнадцать, а иногда и в восемнадцать лет. Представьте себе: малюсенькая девочка превратится в сказочную принцессу, и только тогда, возможно, именно для неё, вновь вспыхнет этот волшебный огонёк в лесу.

Я прошу никогда не срывать его, зная, что со временем новым принцессам, достигнувшим совершеннолетия, тоже будет радостно увидеть этот цветок и вместе с ним шагнуть в другой яркий и добрый месяц — июль. Так и будем жить от цветка к цветку. Всегда!

Николай Алешинцев.