Деревенский детектив

Надежда Александровна Ковязина живет в деревне Дуванное. Несколько лет на пенсии, но продолжает работать санитаркой на медпункте. В свободное время вышивает, выращивает цветы, садовые и комнатные. Словом, жизнь как жизнь.

Надежда Александровна Ковязина

И не думала – не гадала женщина, что в один прекрасный день приедет к ней начальник отделения полиции «Опаринское» Николай Петрович Бондаренко, чтобы выразить благодарность за неравнодушие и помощь в раскрытии преступления.

А дело было так.

Живет Надежда Александровна не в центре деревни, но и не на отшибе. И все же немного обособленно. Слева от ее дома – площадь, где стоит памятник воинам-землякам. Слева – пустырь. Был там раньше магазин райпо, да сгорел.

Вскоре после пожара торговая точка переселилась к Надежде Александровне за стенку – там как раз пустовала квартира. Без магазина никак – пусть жителей немного, но обеспечивать их товарами первой необходимости нужно. Длилось такое соседство тихо-мирно несколько лет. Правда, при этом женщина за магазин очень беспокоилась – как бы не ограбили. Поэтому прислушивалась и присматривалась, особенно к машинам, которые останавливались неподалеку по ночам. Но ничего не происходило. До нынешнего января.

Когда в магазин проникли в первый раз, сломав не очень надежный запор, женщина ничего не слышала. Может, спала, может, телевизор работал. Украли тогда ящик водки. Милиция вора нашла быстро – выпить он успел только три бутылки. Остальные у него изъяли и вернули назад. Видимо, ущерб посчитали незначительным — наказания не последовало.

Мужчина этот приехал в Дуванное то ли из Маромицы, то ли еще откуда, не работал, дров на зиму – и тех у него не было.

«Видимо, решил в тепле перезимовать, — считает Надежда Александровна, — вот и полез в магазин в надежде, что посадят. Но не посадили».

Через несколько дней после первой кражи она увидела этого мужчину на своей улице.

«Потом услышала шум за стеной, – вспоминает она. – Прислушалась – подумала, что показалось. Но решила проверить. Оделась, выхожу. И снова этого мужика вижу – идет со стороны магазина. Хоть и темно, но по фигуре узнала. Пожала плечами и пошла домой. Несколько минут прошло – вижу в окно, обратно идет. Потом-то узнала, что за ломиком сбегал – двери после первой кражи укрепили, руками голыми не смог справится. Но я же не знала, что за ломиком. Думаю – чего ходит взад-вперед?

А потом такой грохот поднялся! Это он ломом запоры крушил. Опять я из дому вышла. С одной стороны подойду к магазину, с другой. Кричу: «Кто там?» Бесполезно, ломает – и все. Хотела продавцу позвонить, да связь у нас плохая, а домашнего телефона у меня нет. Пошла до соседки – у нее муж, сын взрослый. Только на дорогу выбралась – от магазина все тот же мужик. Только уже с ящиком водки. И не прячется от меня. Встретились. Он прошел, обернулся и говорит: «В милицию пошла звонить?» Говорю: «Да!» Так и разошлись.

Соседка подняла сыновей, продавцу позвонила. И отправились к вору прямо на дом. Он и выпить-то не успел, только бутылку распечатал – тут его за руку и схватили. Конечно, вызвали милицию. Его арестовали, а через несколько дней – вот он, снова в Дуванном. Да еще и с угрозами. Не с прямыми, конечно, через людей передал, что так этого не оставит. Хоть оборону занимай.

Чтобы возместить ущерб (все-таки два раза двери ломал), отправили взломщика на работу в деревню Сапоговскую. А он оттуда сбежал. Приезжал участковый, мы с ним поговорили. Уж не знаю, куда тот мужчина делся. Но сейчас его в Дуванном нет».

Вспоминает Надежда Александровна обо всем со смехом, рассказывает с юмором. Но честно признается – когда поняла, что магазин грабят, то очень испугалась. Но все равно туда пошла. Не за свое – за чужое переживала. И кто после этого скажет, что люди у нас равнодушные и живут по принципу «Моя хата с краю»?

Наверное, если уж Н. А. Ковязина стала невольным охранником торговой точки и несет вахту вполне успешно, Опаринское райпо могло бы и телефон ей поставить стационарный. Сотовая связь в Дуваном неустойчивая. У Надежды Александровны мобильник, например, подвешен под потолком к оконному карнизу. Чтобы позвонить, пожилой женщине сначала нужно взобраться на стол. А за это время не то, что ящик водки – полмагазина можно вынести.