Далекое – близкое

Василий Александрович ДударевМы начинаем публикацию воспоминаний Василия Александровича Дударева, сына хорошо известного в поселке Опарино учителя Опаринской средней школы Александра Николаевича Дударева. Примечательно, что публикация совпадает с годом юбилея школы и Годом учителя.Василий живет и работает в городе Белая Церковь на Украине. Но нынешним летом он побывал на своей малой родине.

Его воспоминания перемежаются с записями самого Александра Николаевича, которые Василий бережно хранит, как и старые фотографии.

Речки детства моего

Опаринские речки

Представьте себе такое место на карте, где одна река с притоками течет на север к Белому морю,  а другая на юг,  к Каспийскому.  Если от  Санкт — Петербурга перемещаться на восток по шестидесятой параллели,  до сорок восьмого меридиана (48 градусов восточной долготы), мы попадаем в поселок Опарино (точнее, в Опаринский район) и Кировскую область.  Здесь в июне  летом тоже бывают белые ночи.

От поселка Опарино до речки Лузы около пяти километров вдоль железной дороги.  Но ближе всего к поселку река Осиновка  –  приток Лузы.

Есть и еще один приток Лузы с северной стороны Опарино – это Куваж.  До него четыре километра,  если идти по лесной дороге пешком, проехать здесь можно только зимой. Даже в засушливое лето дорога не высыхает, места болотистые. На другой берег Куважа можно перейти по стволу упавшего дерева, а на Лузе надо искать брод.  И северная речка Луза при этом впадает в реку под названием Юг,   несущую свои воды к Северной Двине и далее, на север, к Белому морю.

Южная река Кузюг находится немного дальше от Опарино, до нее добраться сложнее. По правому берегу Кузюга раньше было много деревень. Деревня Дуванное находится недалеко от впадения Кузюга в большую реку Молому. Сейчас речка стала чистой настолько, что из нее можно пить воду. Чтобы сюда попасть,  нужно ехать по дороге,  где много лет назад были уложены бетонные плиты для автомобилей-лесовозов.  Расстояние от Опарино –  около тридцати километров. Это «дорога жизни»: по ней возят лес,  который еще остался,  продукты из  областного центра,  изредка ездят автобусы до ближайших деревень.

Река Молома впадает в реку Вятку возле города Котельнича.  С высокого берега Вятки видно как сливаются  реки.  Здесь находилось когда — то одно из первых поселений людей на вятской земле –  Городище.

Река моего детства – Осиновка. Зимой и летом, в любую погоду, нужно было после стирки прополоскать белье на всю семью из семи человек. По мере сил все помогали нести мокрое белье  туда и обратно. Его укладывали в корзинки.  Зимой можно было везти на санках,  а летом,  если дорога грязная, только нести на руках.

Пока мама полощет,  можно заниматься чем угодно: залезть на Чертову горку,  если полоскали ниже моста,  и поискать там землянику. Если выше моста,  можно учиться плавать – там песчаный пологий берег, или строить плотины на ручейке, который вытекает из кустов. И потом  наблюдать,  как прибывает вода и происходит катастрофа: разрушение плотины.

Было еще такое место –  «камушки»,  там неглубоко и самая чистая вода, так как оно еще  выше по течению и нет на берегу колхозной фермы. Если взять мокрую наволочку, захватить воздух резким движением и быстро закрутить отверстие, то получится воздушная подушка,  на которой можно плавать с десяток секунд. И еще там было очень много мелких рыбешек «малявок»,  которые прямо лезли к ногам, хоть лови руками.

Однажды в мае, когда река сильно разливается, мы ходили с одноклассниками в поход. Построили плот, но он получился малой грузоподъемности, на одного человека. В мае вода холодная, еще и льдинки проплывают,  очень сильное течение,  управлять плотом с помощью шестов непросто,  поэтому пришлось отказаться от путешествия. Позднее пытались построить плот на Куваже,  но там река поуже, и упавшие деревья лежат низко над водой, мешают плыть. Летом, когда вода небольшая, перейти на другой берег Куважа не проблема. Однажды  брат Юра поймал в этой речке необычную рыбку – хариуса, который живет только в чистой воде.

Дорога на сенокос всегда проходила через один  хуторок. На берегу этой реки стоял дом,  там жила старушка Гутя. У нее не было ни радио,  ни электричества.     После переправы через реку мы садились на берегу, отдыхали. Гутя спрашивала о новостях,  а потом мы шли  дальше до своего сенокоса. Там была еще одна речушка, где однажды видели медвежий след.

В школе часто организовывали турпоходы, и мне довелось побывать на Моломе,  Кузюге,  вВерхней Волманге. На Лузе косили сено и, бывало, ездили на велосипеде или мотоцикле, искупаться.

Сенокос, заготовка дров,  копка картошки, походы в лес за ягодами и грибами, зимняя вывозка сена – все это стало для нас, детей, настоящей школой жизни. Помню, однажды на сенокосе нам помогал муж маминой сестры, который служил в армии: летал на самолетах ТУ-95 (дальний бомбардировщик). Когда все сено было сметано, он сказал, что работа на заготовке сена ничуть не легче, чем в авиации.

Продолжение следует.