Д И Р Е К Т Р И С А

Эта женщина в годы войны была директором Опаринского детского дома № 1 и некоторое время – директором польского детского дома. Сегодня мы публикуем воспоминания Михаила Алексеевича Верещагина о Екатерине Петровне Шох.

В1949 году я, получив первый отпуск после войны, посетил своих братьев Николая и Александра, находящихся в Опаринском детском доме.  Встретились через шесть лет: старший,  Николай, помнивший меня, хотя и был несколько смущен, но вёл себя адекватно, тогда как младший, Александр, совершенно не принимал меня за родственника, а смотрел как на чужого дядю.

Решив побеседовать с директором, я зашел в её конторку. За низким столом сидела небольшого роста худенькая женщина с седыми волосами. Поспрашивал о братьях, их поведении, ответил на её вопросы относительно моей службы.

В доме был порядок, воспитанники вежливо со мной здоровались. Екатерина Петровна, так звали директора, мне показалась умной и заботливой женщиной.

Прошло какое-то время, я уволился из армии и снова оказался в детдоме. Николай к тому времени окончил школу и поступил в Военно -_инженерную академию.

Когда я подходил к дому, почувствовал какое-то изменение в поведении воспитанников: ребята не здороваясь и  стараясь не встречаться глазами, угрюмо проходили мимо. В некоторых окнах здания не было стекол, двор был замусорен. Александр меня уже встретил, как знакомого, но был угрюмо неразговорчив.

Директорствовал мужчина. На квартире, где я остановился, узнал, что Екатерину Петровну Шох посадили, якобы за растрату.

Пробежали десятилетия. Недавно получил от старинных знакомых по Верхней Волманге несколько фото довоенных и первых послевоенных лет. На одном было написано: дочь Екатерины Шох. Всплыла в памяти низенькая женщина с участливым взглядом внимательных глаз.

Позвонил брату и вот что  узнал. Дальше повествование –  от имени брата Николая,  отставного военного:

«Когда я в 1946 году поступил  в детдом, там был хорошо спаянный коллектив воспитанников и воспитателей во главе с директором Шох Екатериной Петровной. Организация жизни в детдоме была почти  по Макаренко – воспитание коллективом. Директор Шох – это Макаренко в юбке и без пистолета: очень мягкая, доброжелательная – мать большой семьи в отношении к каждому из двухсот детей. Воспитатели, являясь дружным коллективом, под стать лидеру, были такими же внимательными к воспитанникам и требовательными к исполнению своих обязанностей.

В детдоме был такой порядок: воспитанники по окончании 7 классов школы уходили в ФЗО, ремесленные училища или просто в леспромхозы. Отличники (1-2 человека) заканчивали 10-й класс и поступали в институты или военные училища.

Жила Екатерина Петровна с дочерью в комнате учительского домика рядом с детским домом.

В какое-то время Екатерина Петровна исчезла. Мы, дети, ничего не знали: просто сменился директор. Очень сожалели о ней и долго не находили взаимопонимания с новым руководителем- мужчиной.

Я случайно встретился с Екатериной Петровной, когда побывал в Опарино во время летних каникул в Академии в 1955 году. Тогда я обедал в поселковой чайной. К моему столу подошла и присела внешне изменившаяся, но с такими же добрыми глазами Екатерина Петровна. Она спрашивала о жизни и учёбе – я отвечал. О её жизни не спрашивал – она для меня всё еще была директором, а я – воспитанником.

Позднее узнал: «органы» заставили вожатую — воспитателя написать лживый донос на Екатерину Петровну: шла борьба с космополитизмом, а Шох по национальности была немка. Местные органы искали врагов.

Екатерина Петровна Шох, вероятно, была освобождена по амнистии 1953 года. Но уже не могла работать в сфере образования – воспитания, поэтому нашла работу в чайной».

Записал Михаил Алексеевич Верещагин,  г.  Москва.

На   фото Е. П. Шох – во втором ряду четвертая справа. Николай в том же ряду – второй слева.

Екатерина Шох

На фото  (1950 год) – она в первом ряду третья справа.

Екатерина Шох