Цветут нарциссы. Часть 4

Так Алевтина Дмитриевна пришла в родную школу начинающим педагогом. Работала и готовилась к поступлению в институт. Продленка для нее была своеобразной практикой работы с детьми, у каждого из которых свои запросы, свои интересны, свой характер. К каждому надо найти свой ключик, побудить желание все делать сообща. Как-то подошла к Але учитель биологии В.А.Шушарина, спросила: «Справляешься? Не пожалела, что пришла в школу?» «Что вы, Валентина Афанасьевна, мне с ними интересно. Вместе с ними сама вхожу в класс ученицей». «Тогда зачем уходить из школы. Учиться можно и заочно, как ты на это смотришь? Правда, будет потруднее и посложнее. Но тебя, как я вижу, трудности не пугают. Не так ли?» «Стоит подумать, да и с родителями надо посоветоваться. А за подсказку спасибо!» И стала Алевтина Серебрякова студенткой заочницей. Конечно, если бы она выбрала русский язык и литературу, учиться было бы легче. А она уцепилась за биологию и химию. Как и мечтала, пришла в родную школу и педагогом и классным руководителем и даже попробовала себя в роли завуча. Сегодня признается: не мое это, в завучах или директорах ходить. Там же в первую очередь надо быть хозяйственником. А её сестра — Светлана Дмитриевна Скурихина, — тоже, как и она, биолог, несколько лет директорствовала в родной школе.

На снимке 2008 года общий сбор педагогов в разные годы работавших в Латышской школе. Первый ряд (слева направо): И.А.Лясина, З.И.Ренжина, Т.М.Жемчугова, Т.В.Боханова, А.А.Корбе; второй ряд – Л.А.Елькина, Г.И.Жукова, Л.П.Серебрякова; третий ряд – Н.В.Зыкова, С.Д.Скурихина, Т.П.Хлыбова, В.А.Шибанова, Т.С.Коротаева, Н.А.Скурихин; четвертый ряд В.В.Елькин, А.Д.Разорвина, Л.И.Зыкова, В.А,Шушарина, Т.Г.Мельник.

В Латышской школе за годы ее существования сложилась добрая традиция: её выпускники возвращались в родные пенаты педагогами. Со Светланой Дмитриевной мы уже вас познакомили. Её муж – физрук Николай Александрович Скурихин тоже выпускник Латышской школы. В начальные классы пришла бывшая выпускница Татьяна Михайловна Жемчугова. Преподаватели Любовь Сергеевна Линнас, Валерий Ильич Соколов. Александр Акселевич Корбе, Татьяна Николаевна Смертина, Сергей Александрович Закорюкин – тоже бывшие ученики Латышской школы. Значит, сумели их учителя пробудить в новом поколении интерес к нелегкому труду педагога. И труд этот получил соответствующую оценку — старший учитель Разорвина награждена Почетными грамотами Министерства, областного управления народного образования и РОНО. Рассказывая о своих товарищах по школьному цеху, Алевтина Дмитриевна почему-то старательно обходила стороной тему собственного роста. «К чему это?» А вот к чему. Поездки на курсы повышения квалификации, семинары, на заседания районной секции учителей биологии, факультативы и консультации, посещение учеников на дому и многое другое, чем жила школа, а значит, и она, Алевтина Дмитриевна, сократили до минимума время для семейных дел и забот. Спрашиваю: «Как на все это долгие годы совместной жизни смотрел муж, Александр Алексеевич?» «Саша всегда к моей работе относился с пониманием. Спасибо ему за это».

Вот так просто и обыденно: относился с пониманием.

В 1975 году в Латышском появилась еще одна молодая семья — супружеский союз заключили Александр Алексеевич Разорвин и Алевтина Дмитриевна Серебрякова. Появились новые заботы и хлопоты: в семье росло трое детей мальчишка и две девочки. Сегодня они уже сами родители. Старший – сын Евгений – майор полиции служит в Опаринском отделении начальником уголовного розыска, дочери – Елена и Мария – медики. Первая живет и работает в Кирове, а Мария уехала на Север, под Ухту, где поднимают из-под земли тяжелую нефть. Тихо сегодня в доме Разорвиных, одна радость – внуки. Смотрит на них Алевтина Дмитриевна, и памятью возвращается в свое детство. Первое и самое яркое впечатление, когда папа позволил ей побывать на его рабочем месте, на Казанском болоте. Здесь торф добывали фрезеным способом. Много позднее Аля Серебрякова узнала, что строительство первой в мире электростанции, работающей на торфе, началось в России в предвоенном 1913 году, а её проект был разработан русскими инженерами Г.М.Кржижановским, Р.Э.Классоном и А.В.Винтером. Да, да, это тот самый ученый-энергетик Глеб Максимилианович Кржижановский, близкий друг В.И.Ленина, который в феврале 1920 года возглавил Государственную комиссию по электрификации России и предложил вектор развития страны – план ГОЭЛРО.

Сегодня, к сожалению, Латышский угодил в другой вектор.

А ведь как красиво все складывалось! В 1899 году по железной дороге через будущий поселок Латышский прошла железная дорога Вятка-Котлас. Первое обозначение Латышского на этой магистрали «Будка 199». Школа в Латышском открыта в 1939 году и закрыта в 2009. Тут уж; не опять двадцать пять, а кругом девять! А число «9» является неоднозначным и противоречивым Девятка может принести как большое счастье, так и неблагоприятные события. Люди, в чьей судьбе присутствует эта цифра, обладают тягой к познанию всего неизвестного и загадочного. Если такой человек дал слово, то будет его держать, чего бы это ни стоило. Я не случайно остановил внимание на девятке, я примерял её к тем, кто долгие годы свой жизни отдал учительскому труду в Латышской школе. И к Алевтине Дмитриевне Разорвиной тоже. Эта девятка подарила им счастье дать не одному поколению юных жителей Латышского путевку в жизнь. И им же эта девятка принесла неблагоприятное событие – школу закрыли. Но они гордятся свой школой и своими учениками, потому что жили и живут одним принципом: успех – это когда ты девять раз упал, но десять раз поднялся!

Несмотря на то, что в поселке нет клуба, в поселке продолжает жить и радовать жителей местная художественная самодеятельность. Заводилами выступают две Надежды Морозова и Макарова. Вместе отмечают День Победы и День поселка. Женщины соревнуются друг с другом на сцене и у кого из них цветник лучше. Не надо проводить соцопрос, чтобы понять: цветы – самый лучший подарок! О цветах на Латышском говорят много, красиво и с большой любовью. Послушайте Надежду Аркадьевну Морозову: «Люди активные, неравнодушные всегда найдут себе занятие по душе, независимо от того, живут они в большом городе или маленьком поселке. Жители стараются обустроить и украсить свои приусадебные участки. Любителей цветов у нас в поселке много. Это Марина Николаевна Симонова, Римма Константиновна Баркова, Алевтина Дмитриевна Разорвина, Нина Андреевна Бушуева, Нина Григорьевна Фетинина, Людмила Михайловна Соловьева, Надежда Александровна Зимина, Людмила Ильинична Зыкова. Но своей оригинальностью выделяется Елена Архалович. А вообще, я цветы очень люблю, и не только за красоту. С ними можно поговорить, как с людьми, похвалить их, побаловать какой-нибудь витаминной подкормкой».

На снимке: у Латышской школы цветут нарциссы


На снимке: когда-то у школы цвела сирень

Почему меня зацепила эта цветочная исповедь? В нашем разговоре Алевтина Дмитриевна Разорвина упомянула интересный факт: школа давно закрыта, нет уже и самого здания, а на школьном участке цветут нарциссы. Рядом цвела сирень-белокипень да её какой-то незадачливый тракторист порушил. Жаль будет, если и нарциссы попадут под гусеницы трактора. Это же надо – восемь лет прошло, а нарциссы продолжают цвести! Это же целое научное открытие, потому что нарциссы, согласно науке, могут расти без пересадки только пять лет. На приусадебном участке Разорвиных тоже цветут одни из самых ранних весенних цветов — нарциссы. «Уважение к этому цветку, — говорит Алевтина Дмитриевна, — выражено словами: «У кого два хлеба, тот пусть продаст один, чтобы купить цветок нарцисса. Ибо хлеб – это пища, а нарцисс – пища для души. Для итальянцев по сей день букет нарциссов в подарок — признание в любви. Нарциссы у школы – это наше признание в любви к родной школе».
Пусть цветут нарциссы!

Цветут нарциссы. Часть 1
Цветут нарциссы. Часть 2
Цветут нарциссы. Часть 3

Николай Шкаредный. член Международной ассоциации писателей.