Цветут нарциссы. Часть 2

Мы знаем, что железная дорога прошла через будущий разъезд Латышский, который именовался как «Будка №199», в 1899 году. А когда здесь появилась своя школа?

Ответ на этот вопрос найдем в летописи Латышской школы, которую мы листаем вместе с педагогом Разорвиной. Она начинается так: «Далеко была школа от поселка. До 1939 года учились на 9 километре к Маромице. Первые пионеры вспоминают, что галстуки шили из белого полотна и красили соком свеклы, так как не было красного материала. Учились хорошо. Тетради Гали Седавных (ныне Дмитриевой) посылались как лучшие в РОНО.

В 1939 году школа располагалась на месте нынешнего общежития, представляла собой длинный барак. Было два учителя. Учили 1 — 2; 3 – 4 классы. Ребята были очень дружными. В 1940 году школу переводят в другое здание, где сейчас стоит здание старой конторы лесопункта. В 1958 году построена новая школа, которая находилась в сосновом лесу. Через четыре года четыре класса разрослись в восьмилетнюю школу. После реконструкции старого здания школы, там расположились библиотека, спортзал и мастерские. В 1966 году построено ещё одно здание школы, в котором расположилась начальная школа».

На снимке встреча ученика и учителя: педагог Алевтина Дмитриевна Разорвина и выпускник Латышской школы, начальник отдела культуры, молодежной политики и спорта администрации Опаринского района Виктор Ильич Соколов

В этих кратких обрывочных записях уместилась вся её жизнь. Поэтому Алевтина Дмитриевна Разорвина с такой любовью говорит о школе, которая стала для неё вторым домом, о своих коллегах. Первой, как всегда, называет Валентину Степановну Чиркову, которая как директор, принимала ее на работу и помогала делать первые самостоятельные шаги. Каждый педагог Латышской школы по-своему интересен, у каждого из них свой путь в педагогику, свой учительский почерк. Но сегодня многих из них объединяет ёще и запись в трудовой книжке: увольнение в связи с закрытием школы – 30 июня 2009 года. Эта дата стоит в трудовых книжках преподавателей: Зинаиды Ивановны Ренжиной, приехавшей в Латышский в 1972 году по комсомольской путевке; Ирины Александровны Лясиной, Татьяны Михайловны Жемчуговой, Людмилы Ильиничны Зыковой, Алевтины Дмитриевны Разорвиной. О том, какие талантливые и успешные педагоги работали в Латышской школе, говорит тот факт, что три заведующих Опаринским районным отделом народного образования выросли в этом коллективе: Владимир Васильевич Елькин, Любовь Павловна Серебрякова, Татьяна Викторовна Боханова.

В центре Латышского на Центральной улице стоит памятник защитникам Родины. Эта память священна. Ее хранят в своих сердцах дети участников войны, молодое поколение, которому предстоит принять эстафету труда и подвига от своих отцов и матерей. Эта память хранится в альбомах, которые мне посчастливилось посмотреть в поселковой библиотеке. Алевтина Дмитриевна Разорвина воспитывала своих подопечных уроками патриотизма и мужества.

В районной газете «Опаринская искра» от 4 июня 2005 года прочитал её воспоминания «Вечная память павшим!» «Началась война, многих мужчин призвали в армию. Вся работа легла на плечи женщин и подростков. Лес валили поперечными пилами недалеко от железной дороги, сейчас на этом месте стоят жилые дома; по современной улице Центральной проходила конная дорога. По ней лес возили на лошадях. Но во время войны лошадей отправили на фронт, а некоторых зарезали (кормить было нечем), и тогда придумали приспособление – волокуши, с помощью которых женщины и подростки 14-15 лет таскали лес к платформам. Грузили его вручную. На работу будили в 5 часов утра пятью ударами кувалды по рельсе. Так и жили: кто при силе – ходил на лесозаготовки, а жители дальних хуторов жили прямо здесь, в бараках. А вечерами при свете керосиновых ламп собирались вместе, вязали носки да рукавицы для бойцов и пели. Только на смену веселым частушкам приходили вот такие: «Я и лошадь, я и бык, я и баба и мужик».

«Наше краеведение, — уточняет Разорвина, — это не бумаги и отчеты, а живая работа. Сколько раз ходила со своим классом по бывшим хуторам, на Куваж А еще участие в конкурсах и соревнованиях, работа на сенокосах, а под сенокосы в то время выделялись дальние делянки. Сама прошла через это. Когда приехали на Латышский, нам выделили сенокос за пять километров. Хочешь, не хочешь – побежишь. Прибавьте к этому увлечение наших ребят рыбалкой. А ближе к осени грибы да ягоды. Да и сама школа давала много. У нас были отличные педагоги по физическому воспитанию Владимир Васильевич Елькин, Николай Александрович Скурихин, Валерий Ильич Соколов, Татьяна Николаевна Смертина, Сергей Александрович Закорюкин. В один из походов в Нижний Починок нашу группу, руководителями которой были я и Зинаида Ивановна Ренжина, сопровождал преподаватель труда и физики Александр Акселевич Корбе. Он знаток истории переселенческих хуторов, большой любитель природы, умел увлечь и заинтересовать детей своими познаниями о малой родине. В каждом походе он находил какую-то изюминку. На этот раз Александр Акселевич перед Нижним Починком изменил традиционный маршрут и повел нашу группу неприметной тропинкой вдоль берега Моломы, показывая все её излучины, бобровые плотины, рыбные места. Путь этот был значительно длиннее и сложнее, но ребята остались довольны.

На снимке: группа Алевтины Дмитриевны Разорвиной (слева) и Зинаиды Ивановны Ренжиной вернулась из похода

Каждый педагог оставил в Латышской школе добрую память о себе. Лет десять назад, когда я в очередной раз побывал на Латышском, увидел у школы оборудованную спортивную площадку. Поинтересовался: чьих рук это доброе дело? В ответ услышал: этот спортгородок обустроил преподаватель физкультуры Николай Александрович Скурихин.

Школа всегда жила полнокровной жизнью. Весной трубила сбор военно-патриотическая игра «Зарница», которую успешно готовил и проводил Владимир Васильевич Елькин. В зимние месяца шла детальная подготовка к этому массовому мероприятию в спортзале, отрабатывались построение, владение оружием, разучивалась коллективная строевая песня. И стоит ли удивляться, что учащиеся Латышской школы не раз были победителями районной «Зарница». Тогда и появилась у них потребность побывать на родине дважды Героя Советского Союза, маршала Ивана Степановича Конева — в Лодейно. Ученики-смельчаки предложили пройти туда с Верхней Моломы через Кайское болото. Но Алевтина Дмитриевна на такой «подвиг» не решилась. Доехали поездом до Пинюга, немного подвез чей-то автобус, а остальной путь преодолели пешком.

«С ребятами все понятно, — а как Вы стали пешеходом-туристом?»

«А это еще проще. Перенесите на меня все то, о чем я говорила выше. А мое первое путешествие было трудным, волнительным и знаменательным. Тогда я училась в восьмом классе Латышской школы. Нам исполнилось четырнадцать, педагоги отобрали группу учащихся для приема в комсомол. Для этого лучшей рекомендацией была работа в пионерской организации. Меня тоже приняли. Решение школьной комсомольской организации должно было утвердить бюро Опаринского райкома ВЛКСМ. Нам назвали день, когда мы должны были явиться на бюро.

Накануне мы с папой ездили в Киров, домой вернулись поздно, а поезд на Опарино уходил в четыре часа утра. И тут случилась неприятность: я проспала. Пришла на станцию, а поезд уже ушел, мои одноклассники уехали. Ужас как расстроилась. Стыд-то какой, мне оказали доверие быть комсомолкой, а я даже поезд покараулила. Собралась с мыслями и решила… идти в Опарино пешком. А это четырнадцать километров. Благо стояла ранняя весна, и тропинка кое-где уже подсохла. Иду, вокруг тишина, лес, а в лесу в эту рань неизвестно что. Победила страх, дошла до Опарино, но с опозданием, часам к десяти. Меня одноклассницы спрашивают: где ты была, тебя уже вызывали. Пришлось о своих приключениях рассказать членам бюро. Вручая мне комсомольский билет, первый секретарь райкома свое традиционное поздравление дополнил словами: «А ты, Алевтина, уже прошла первое испытание на верность комсомолу. Так держать!» Так я одновременно стала членом ВЛКСМ и путешественником.

Цветут нарциссы. Часть 1

Николай Шкаредный, продолжение следует...