Человеческая трагедия, часть 2

g19Вернуться к началу материала >>>

Одно из типичных следственных дел – дело на Румме Эдуарда Югановича. Из анкеты  арестованного узнаем, что родился он 7 января 1902 года в Лифляндской губернии в крестьянской семье, эстонец. На момент ареста проживал в колхозе «Власть Советов» Опаринского сельсовета и района, работал председателем колхоза. Самоучка, беспартийный, гражданин СССР, женат, имел сына Эдуарда. В постановлении об избрании меры пресечения и предъявлении обвинения сказано, что он «на протяжении ряда лет систематически проводил контрреволюционную фашистскую агитацию, распространяя пораженческие слухи в отношении СССР, и высказывал террористические намерения по адресу коммунистов и членов Советского Правительства». Протоколы допросов обвиняемого и свидетелей по делу изобличают его в «клевете на колхозный строй, советскую власть и ВКП(б)».

В доказательство приводятся сказанные им слова: «От колхозной жизни мы хорошего никогда ничего не получим», «Расхуторизацию проводить в условиях хуторской системы невозможно, это пустая выдумка большевиков», «Народ  в  СССР озлоблен и при случае войны выступит против Советской власти, уничтожит Советы и будем жить по-старому». В следственных документах – факты его «контрреволюционной фашистской агитации, восхваления жизни за границей, связей с Эстонией». Приводятся высказывания подследственного: «Мне из Эстонии пишут, что живут хорошо, пьют и едят то, чего в СССР и в праздники не видали, работают, сколько хотят и сами на себя», «Нам надо выезжать в Эстонию, а то придется здесь помереть с голоду».

Согласно обвинительному заключению, изложившему существо дела, факты, установленные при расследовании, показания участников дела, он обвинялся в преступлении, предусмотренном ст. 58, п. 10. В резолютивной части выписки из протокола заседания тройки при управлении НКВД по Архангельской области от 26 октября 1938 года значится постановление: «Румме Эдуарда Югановича – расстрелять. Отобранное при аресте охотничье ружье – конфисковать». Последний документ – заключение о реабилитации от 18 июля 1989 года, утвержденное Прокурором Кировской области. Из вещественных доказательств имеется записка на эстонском языке без перевода.

Вторая большая группа дел касается 123 граждан (65 женщин и 58 мужчин), административно высланных из Эстонии в Кировскую область в июне 1941 года.

Свою независимость Эстония провозгласила 24 февраля 1918 года. Но уже на следующий день немецкие войска высадились на материковой части Эстонии, оккупировали Таллин. Оккупация продолжалась до 19 ноября 1918 года, когда в Риге был подписан договор о передачи власти Временному Правительству Эстонии. Временный ревком провозгласил Эстлянскую трудовую коммуну. В феврале 1919 года Белая армия вытеснила войска Красной армии, 19 мая  была создана буржуазная республика. Советская Россия заключила мирный договор с Эстонией и признала ее независимость 2 февраля 1920 года.

25 сентября 1939 года СССР предъявил требование о заключении пакта о взаимопомощи и размещении на территории Эстонии военных баз, пакт был заключен в Москве 28 сентября 1939 года. 18 октября 1939 года на территорию Эстонии начался ввод советских войск. Далее Советский Союз предъявил Прибалтике ультимативное требование сформировать новое правительство и сообщил, что 16 июня 1940 года в Эстонию будут введены дополнительные войсковые соединения. .На следующий день советские войска перешли границу, а еще через четыре дня в Эстонии началась «социалистическая революция». Ровно через месяц, 21 июля 1940 года, Эстония была объявлена Советской социалистической республикой, 6 августа 1940 года принята в состав СССР.

С 1930-го года СССР занимался созданием на границах страны «зон безопасности», что повлекло за собой массовые депортации. 9 октября 1939 года датирована Инструкция по проведению операции «Высылка антисоветского элемента из Литвы, Латвии, Эстонии», подписанная зам. Наркома госбезопасности И. Серовым.

19 июля 1940 года был арестован и выслан главнокомандующий Эстонской армией Й. Лайдонер с семьей, 30 июля 1940 года та же участь постигла и Президента Эстонии   К. Пятса. Всего за 1940—1941 годы в Эстонии было арестовано 8800 человек: государственные деятели, члены парламента, государственные служащие и хозяйственные руководители, полицейский чины.

Массовое выселение было произведено с 14 по 16 июня 1941 года. В списки выселяемых включались высшие правительственные чиновники, хозяйственные руководители, активные члены контрреволюционных националистических и антисоветских организаций, полицейские, тюремные надзиратели, а также их семьи. По данным историка Э. Лааси, в июне 1941 года из Эстонии было выселено 10157 человек. Еще на вокзале семьи разлучали, мужчин помещали в специальные вагоны с литерой «А» и отправляли в лагеря, их жен и детей – в колхозы, совхозы, лесопункты Кировской и Новосибирской областей. По приблизительным подсчетам за первые две зимы погибли четвертая часть высланных, продолжались аресты, люди из мест высылки попадали в лагеря.

По данным архива УФСБ по Кировской области на 1 июля 1945 года в Кировской области проживало 889 семей эстонцев-спецпереселенцев, 1555 человек (231 мужчина, 1025 женщин, 299 детей до 16 лет).

Среди следственных дел на административно высланных из Эстонии – дела на владельцев мастерских, членов организации «Кайтселийт» («Союз защиты»), «Изамаалийт» («Отечественный фронт»), членов семей репрессированных сотрудников Правительства Эстонии, полиции, офицеров Эстонской армии, землевладельцев, торговцев, промышленников. Это 116 эстонцев и 7 граждан прочих национальностей.

Из проходивших по делам репрессированных эстонцев:

Веермаа Хельми Югановна – жена бывшего директора департамента полиции Эстонии; в Котельниче работала бухгалтером районной больницы;

Гренц Валентин Густавович – бывший начальник штаба Военно-Морского флота Эстонии; в Кировской области – сборщик промартели «Стахановец» Молотовского (сельского) района;

Кукк Натхан Якобович — сын епископа лютеранской церкви Эстонии, профессора Тартусского университета Кукка Якоба, умершего в 1933 году; его отчим Хуго Рахомяги также был епископом Эстонии, занимал пост Министра просвещения;

Курвитс Анна Яновна – сестра бывшего Министра финансов Эстонии; преподавала иностранные языки в Лебяжской средней школе;

Мюллер Сельма (Сальма) Хансовна, муж которой в разное время был главным прокурором, Министром внутренних дел, Министром юстиции Эстонии;

Пунг Эраст Михайлович – сын бывшего Министра иностранных дел Эстонии, племянник бывшего эстонского Президента К.Пятса (1938—1940); в Кировской области он работал трактористом лугоболотной станции в Оричевском районе;

Серго Густав Иоханесович – бывший судовладелец, председатель пароходной компании;

Тайосте Арво Юлусович — журналист, бывший директор департамента туризма из Таллина;

Юст Хельга Яновна – дочь бывшего Министра внутренних дел Эстонии Хюннерсона Яана (Яна) Маркусовича; закончила философский факультет Тартусского университета, преподаватель английского языка; в г. Малмыже была надомницей промартели.

В основном административно высланные эстонцы осуждены по ст. 58, п. 10, или ст.58, пп. 10, как «участники антисоветской националистической группы» или организации, объединявшей по территориальному принципу.

Самый суровый приговор — 25 лет лишения свободы вынесен Военным трибуналом войск  МГБ КО 3 ноября 1951 года Кукку Натхану Якобовичу и Серго Густаву Иоханесовичу. Им удалось  бежать из Лебяжской ссылки, вернуться в Эстонию, скрываться там довольно продолжительное время. Но беглецы были задержаны и возвращены в Кировскую область.

Пятеро репрессированных приговорены Военным Трибуналом УралВО   к 15 годам лишения свободы; сорок один человек – Военным Трибуналом войск НКВД УралВО, Особым совещанием при НКВД 68 человек теми же инстанциями осуждены на срок от 5 до 8 лет.

Крайне незначительная группа дел – на восемь репрессированных эстонцев, оставшихся в России после службы в армии во время Первой мировой и гражданской войны (воевали в Красной армии).

Еще одна небольшая группа дел – на семь человек (пятеро эстонцев, двое русских), нелегально перешедших границу с Эстонией.

Следующая небольшая группа дел – на двадцать два заключенных, осужденных в Эстонии и содержащихся в тюрьме г.Кирова или лагерях.

Оставшиеся в небольшом количестве следственные дела, относящиеся к 1940-м годам – это дела на эстонцев, прибывших в Кировскую область либо по эвакуации, либо  к родственникам и знакомым в годы Великой Отечественной войны.

Прошла реабилитация жертв политических репрессий, имена репрессированных в области эстонцев занесены в Книгу Памяти жертв политических репрессий Кировской области. Но реабилитация будет неполной, если не увидят свет подлинные документы из следственных дел, в , первую очередь дневники, письма, а при хорошем переводе (пока имеется только плохой подстрочник), возможно, и стихи. Только тогда будет полностью написана эта еще одна «Человеческая трагедия".

Е.Чудиновских, директор ГАСПИ Кировской области.
Печатается в сокращении с согласия автора.