Церковь Николая Чудотворца. Часть 8

Проверка графических закономерностей построения горизонтальных и вертикальных параметров Никольского храма показали, что для определения соотношений стен сруба и разбивки плана его окладного венца плотники Никольского храма пользовались методикой, которая была принята в деревянном церковном зодчестве и основывалась на использовании сопряжения антропоморфных мер длины и традиционной системе пропорционирования.

Четверик в плане представляет собой почти идеальный квадрат, мерная единица стороны которого равняется косой сажени (216 см.) и в сумме составляет 4 таких модуля. Как оказалось, разбивка плана церкви вдоль продольной оси строится на чередовании одинаковых размеров, соответствующих указанному модулю. Ширина и длина алтарного прируба совпадают с ½ диагонали четверика, что соответствует 4 простым саженям (4 х 152 см.).

Церковь Николая Чудотворца

При разметке углов основания трапеции, формирующей три восточные грани апсиды, был использован размер, определяющий расстояние от середины боковых сторон четверика до перерубов северной и южной стен алтарного прируба с восточной стеной храмовой клети. Анализ построения галереи показал, что ширина ее выноса задается диагональю четверика и описывается по трем его сторонам, оставляя незаполненным один южный участок сруба для естественного освещения интерьера на нижнем уровне. Следует отметить еще одну важную закономерность: радиус диагонали, проведенной из юго-западного угла четверика в северо-восточный угол гульбища, проходит через врубку северной и северо-восточной стен апсиды и совпадает с продолжением ее восточной стены. Закономерности плоскостной организации разметки передаются и на построение вертикальных параметров, выявляя стройную систему гармонизации объемных характеристик церкви при нарочито ассиметричной их продольной компоновке. Внутреннее пространство четверика от пола до пяты свода представляет собой идеальный куб, диагональ которого по вертикали соответствует полной высоте интерьера до основания барабана. Та же диагональ по горизонтали равняется суммированному расстоянию от восточной стены сруба четверика до западной стены гульбища. Продолжение этой диагонали, проходящее через основание алтарного креста до пересечения с вертикальной осью алтарной стены, равняется высоте храма от пола до основания центрального креста. Точка пересечения диагоналей храмового сруба находится на отметке высоты алтарной апсиды. Размер от западной стены храма до восточной алтарной стенки по высоте доходит до основания центральной главы. Общая высота храма с завершением обозначается вертикальным положением расстояния между основаниями главного и алтарного крестов.

Церковь Николая Чудотворца

В нашем сознании прочно устоялся облик Никольской церкви в виде высокого четверика с мощным повалом, перекрытым на четыре ската, опоясанного гульбищем и увенчанного обычным одноглавием на высоком барабане. Этот образ никогда и никем не подвергался сомнению, был закреплен на обмерных чертежах и не менялся даже при составлении проекта фрагментарной реставрации. Между тем, наличие серьезных фактических аргументов позволяет выдвинуть предположение о том, что верхняя часть храмового объема могла выглядеть иначе.

Обратимся к обмерным чертежам 1963 года. Деревянный разомкнутый восьмигранный свод над помещением четверика изображен в виде плах, над сходом которых основан световой барабан облегченной каркасной конструкции. Ничего необычного в этом, казалось бы, нет, тем более, что нам известны примеры храмов, имеющих рубленые перекрытия (например, церковь Вознесения (1653) 1717 гг. в г. Торжке Тверской обл.). Но в год проведения обмера конструкцию самого свода распознать было сложно, поскольку его внутренняя поверхность была затянута холстом, а холст — расписан живописью, имитируя оформление перекрытия каменного храма. Теперь, когда остатки холста висят лохмотьями и деревянный свод полностью открылся в интерьер, мы видим обычный каркас из толстых дощатых кружал, глухо сколоченных тесом с внешней стороны.

Церковь Николая Чудотворца

Каркасный свод столь же нехарактерен для культовых объектов народного деревянного зодчества, как и световой барабан такой же конструкции. Как известно, подобные вариации стали появляться значительно позднее, в XIX веке, когда деревянные церковные формы трансформировались и стали имитировать архитектуру и стилевые признаки каменных храмов. К тому же, фактура теса, который использован при изготовлении свода и барабана, заметно выделяется свежестью древесины. Есть внешние цветовые отличия и между венцами повала на четверике и основным массивом сруба. Да и такое одинарное завершение храма, построенного в начале XVIII века, выглядит слишком простым по сравнению с богатейшим разнообразием объемных форм и вариантов покрытий, применявшихся в те годы в деревянном культовом зодчестве.

Эти наблюдения вызывают понятные суждения о том, как все же могло выглядеть завершение Никольской церкви, если оно было иным.

Ремонтные работы, проводившиеся в 1900-е годы под строгим контролем специалистов Императорской археологической комиссии, не могли допустить архитектурных вольностей в новой трактовке формы завершения храма. Наиболее вероятна та версия, которая предполагает изменение облика Никольской церкви в процессе одного из ремонтов, которые могли выполняться в XIX веке и сведения о которых пока неизвестны или утрачены. Развивая эту точку зрения и опираясь на результат пропорционального анализа, который показал взаимосвязь построения объема с планировочной основой храма, следует полагать, что существовавший прежде глухой рубленый свод из плах и глава без световых проемов в барабане были заменены по ветхости с точным сохранением их форм и очертаний.

Однако не исключен вариант и первоначального создания каркасного решения завершающей части, что можно рассматривать как исключительный случай комплексной архитектурно-художественной трактовки облика деревянного храма, имитирующего каменную церковь, в совокупности с фасадным декором проемов.

Программа продолжения историко-архивных и натурных исследований, которые могут дать ответ на поставленные в сообщении вопросы:

1) Выявление в архивах музеев г. Кирова возможных копий отчетов первых экспедиций в д. Нижний Починок;
2) Дополнительное целевое архивное исследование в Государственном архиве Вологодской области и его филиале в г. Великий Устюг;
3) Исследование по теме Никольской церкви в центральных исторических архивах Москвы (РГАДА) и Санкт-Петербурга (РГИА);
4) Запрос копии отчета экспедиции С. В. Ямщикова 1966 г. из архива Государственной центральной научно-реставрационной мастерской им. И. Э. Грабаря;
5) Запрос копии дела о ремонте Никольской [Спасской] церкви из архива ИИМК (Санкт-Петербург);
6) Обследование чердачной части храма (свод, барабан, повал) на предмет наличия врубок, визуального определения характера конструкций, их фиксации и взятия проб для дендрохронологического анализа древесины. Этот вид исследования следует увязать с текущими работами по ремонту (замене) кровельного покрытия.

Продолжение следует...

Церковь Николая Чудотворца. Часть 1

Церковь Николая Чудотворца. Часть 2

Церковь Николая Чудотворца. Часть 3

Церковь Николая Чудотворца. Часть 4

Церковь Николая Чудотворца. Часть 5

Церковь Николая Чудотворца. Часть 6

Церковь Николая Чудотворца. Часть 7