Болезнь прогрессирует

В уста Маленького Принца французский писатель Антуан де Сент-Экзюпери вложил фразу, которая существует сегодня отдельно и от автора, и от его героя. Она стала крылатой и звучит так: «Мы в ответе за тех, кого приручили».

Сегодня я еще раз хотела бы вернуться к теме, которую мы поднимали в мае 2011 года. Материал назывался «Диагноз: жестокость необыкновенная». Речь в нем шла о людской жестокости и равнодушии по отношению к «братьям нашим меньшим» — животным.

По прошествии трех лет вывод неутешителен: говоря языком медицины, диагноз не просто подтвердился – болезнь прогрессирует.

Случаев, когда котят и щенят подбрасывают к чужим домам и учреждениям, вывозят на свалку – живых! – сколько угодно. Вот один из последних, так сказать, «эпизодов».

31 июля картонная коробка с двумя котятами стояла в центре поселка Опарино у магазина «Дарина». На коробке красовалась призывная надпись: «Возьмите нас!»

У трехшерстной кошечки и котика, похожего на сиамского, только-только открылись глаза – то есть, от роду малышам было не более двух недель. Сами питаться они, разумеется, не умели.

Их подобрали три подружки: Юля, Даша и Маша. Сутки девочки пытались кормить котят из шприца. Видя, что у них ничего не получается, понесли в ветлечебницу. Но та по случаю субботы была закрыта. Еще два дня Маша кормила котят каждые два часа. Но они слабели на глазах. И в понедельник в ветлечебнице им уже ничем не смогли помочь.

Вот что рассказала ветврач Татьяна Анатольевна Вохмянина: «Да, девочки принесли к нам двух маленьких котят, видно было, что только от матери. Мы пытались кормить их покупным молоком, но в таком раннем возрасте им нужно материнское. Будь они на две-три недели постарше и если бы уже ели самостоятельно, можно было бы поискать им хороших хозяев. А так – от неправильного питания котята погибли».

Нет, странное все-таки отношение у многих к своим четвероногим питомцам. Сначала заводят собаку или кошку «женского полу», потом умиляются приплоду. И только когда детеныши начинают пищать, требуя еды, драть обои и игнорировать лаз в подполье, их складывают в коробку (для разнообразия – мешок, полиэтиленовый пакет) и уносят подальше от дома. Что с ними будет дальше, уже неважно, ибо «с глаз долой – из сердца вон».

Во всей этой не очень приглядной истории от души жаль детей – еще не испорченных реалиями нашей жизни, искренних, готовых прийти на помощь слабым, пока ни в чем не разочаровавшихся, не утративших веру в добро.

Но один из первых уроков, который получают они от чужих людей – урок жестокости в виде коробки с новорожденными котятами. Его главный вывод: поступать можно и так.

И вновь слово Татьяне Анатольевне:

«Хотелось бы сказать вот что: держите дома кошку – убирайте ее потомство сразу, чтобы потом котята не мучились и не превращались в бродячих. Неприятно, зато более гуманно. Не можете – приносите в ветлечебницу, чтобы усыпить, или ищите новых хозяев. Но просто выбрасывать на улицу – это не дело».

Выход есть, и предлагает его опять же ветстанция: стерилизация. Для кота эта процедура обойдется в 450 рублей, для кошки – в 1 тысячу. Думается, проще заплатить один раз, чем по несколько раз в год брать грех на душу…

Между тем, дней десять назад во всех областных (электронных и печатных) средствах массовой информации прошло сообщение о том, что в Проснице к водоразборной колонке была подброшена новорожденная девочка – даже пуповина не перевязана. «Упакован» ребенок был тоже в картонную коробку.

Никакой связи не усматриваете?

Сначала котенок, потом – ребенок. А дальше – дальше что?..