Топор как аргумент в споре

Данное происшествие имело место в ноябре прошлого года в одном из домов по переулку Восточному в поселке Опарино.

Хозяин квартиры Вирясов В. Н. получил в область головы рубленую рану, но в результате своевременно оказанной медицинской помощи жизнь его была спасена. Виновник происшедшего Трухан В. В. 1978 года рождения осужден к лишению свободы сроком на три года, но его уголовное дело в архив не сдано и находится в областном суде с апелляционной жалобой адвоката в надежде на смягчение приговора.

В тот трагический для того и другого день оба мужчины в компании дам распивали спиртное и, судя по характеру застолья, протокольно восстановленному следователями, ничто не предвещало случившегося. Но во время застолья Трухан В. В. вдруг встал из-за стола, вышел в коридор и тут же вернулся, но уже с топором в правой руке. Левой он толкнул хозяина квартиры, и тот, скорее всего от сильного опьянения, упал на пол, а Трухан В. В. тут же нанес ему по голове несколько ударов лезвием топора, причинив пострадавшему открытую черепно-мозговую травму, опасную для жизни в момент причинения.

Конечно, главное в этой и подобных ей историях – не только тяжесть травмы, но и мотив, которым руководствовался виновный. Следователь в качестве мотива преступления в обвинительном заключении указал, что между собутыльниками неожиданно произошел конфликт. Была, проще говоря, непонятно из-за чего возникшая словесная перепалка, в которой даже оскорблений и обвинений особых не было. В общем, рубить человека топором, да еще по голове, было явно не за что.

Это с чисто житейской точки зрения. А на языке закона уж коль на тебя никто не напал, то и топор в руки брать ни в коем случае нельзя.

Вроде бы за рюмкой жена потерпевшего пожаловалась на то, что супруг ее обижает. Если так и было, то все равно поступок не имеет никакой логики – браться за топор по мотиву, что кто-то когда-то кого-то обидел, выглядит бессмысленным и даже глупым. Так мы перебьем и переколотим друг друга враз, ибо мало ли в человеческой среде происходит разного рода конфликтов и недоразумений. И если раньше под серьезным преступлением всегда был и какой-то серьезный мотив, то сейчас это все ушло куда-то в сторону. За те же топоры люди стали хвататься очень легко. И убивать, и калечить друг друга – тоже запросто.

Есть в этой истории, да и в других подобных, и еще один аспект. Это абсолютная безответственность, прежде всего перед своей семьей. У взятого под стражу В. В. Трухана на иждивении находилось трое малолетних детей. Какой бы он ни был, как бы отрицательно ни характеризовался, но он единственный кормилец семьи. Брался за любую работу, ездил «на севера» трудиться так называемым вахтовым методом. Короче говоря, жили небогато, но не нищенствовали. Сейчас, после его осуждения, семья попала в крайне затруднительное материальное положение. Ждать помощи особо неоткуда. Жена осужденного давно не работает. Да и упрекнуть ее в этом при наличии трех детей на руках как-то язык не поворачивается. Словом, все складывается плохо и даже очень плохо.

А может, по этим причинам и не стоило определять Трухану В. В. столь строгую меру наказания? Но есть табу, через которое навряд ли какая-либо уголовно-правовая система в любые времена и в любой стране переступит. Это жизнь человека. За ее лишение и даже покушение на нее всегда ответ один – тюрьма. Исключений из этого правила мало. Это какие-то исключительные обстоятельства. Но тут их нет. И хорошо, что дело обошлось этими тремя годами: Вполне могли бы с соответствующей мотивировкой определить и куда более строгую меру наказания.

А что же супруга виновного? Была ведь рядом и могла бы предотвратить трагедию, которая, наверное, больше всего затронула ее. Сам Вирясов после больницы уже полностью восстановился, для него это уже пройденный этап в жизни, он особо и не переживает о случившемся – говорят, что даже на суд не явился, дело рассматривали без него.

Конечно, все были «под парами», что и притупило бдительность. Такого поворота женщина не ожидала и растерялась, не попытавшись удержать мужа. Хотя ранее с его стороны подобные выходки бывали. Однажды не в меру разбушевавшегося Трухана, при явных признаках покушения на ее жизнь, женщина ударила ножом. И до этого случая еще дважды ее судили фактически за покушение на жизнь человека. Видимо, привыкли люди к такому образу и жизни, и поведения, и отношения не только к себе, но и к окружающим людям. Чужим и родным.

И с какой стороны ни посмотри на эту историю – нигде нет просвета. Как говорится, куда ни кинь – всюду клин.

Иван Яскевич.