Судьбы ее простое полотно

Встречаюсь с людьми старшего поколения и не перестаю удивляться их трудолюбию, выносливости, открытости и тому, как стойко, не жалуясь и не обвиняя никого и ни в чем, переносят они житейские невзгоды.

Небольшой дом Александры Ивановны Шамковой на перекрестке улиц Энгельса и Маяковского в поселке Опарино подался вперед, словно кланяясь улице. При взгляде на надворные постройки вспоминаются строчки из стихотворения М. Котомцевой: «От времени прогнулась крыша, как старой лошади спина…»

Дом Александры Ивановны Шамковой

Более тридцати лет женщина живет в этом доме одна: муж Вениамин, инвалид (потерял ногу на производстве), давно ушел из жизни.

А познакомились мы – где бы вы думали? — в лесу. Перейдя трассу, ведущую на Киров, в поисках грибов я перешла еще одну дорогу – лесную, заросшую травой. И невдалеке увидела старушку в синем платке и старомодном плюшевом жакете. Корзина у нее была не в пример больше моей.

Назавтра встретились снова – я шла в лес, а она уже возвращалась оттуда, опираясь на палку. Грибов у нее было много.

«Бабушка, лет-то тебе сколько?»

«80, милая», — ответила она.

«И одна в лес ходишь?»

«Хожу. Сегодня даже груздей нашла».

За плечами у Александры Ивановны детство в селе Молома, которое пришлось на военные годы, погибший на фронте отец, работа в колхозе, из которого она сбежала. Мать к тому времени увез к себе старший брат – жил и работал он в 25-м квартале. Туда и подалась девчонка, не достигшая даже возраста, когда нужно получать паспорт.

Александра Ивановна Шамкова

В ее трудовой книжке всего шесть записей. Первая и последняя – о принятии на работу в Опаринский леспромхоз и об увольнении в связи с выходом на пенсию по старости.

С этим предприятием связана вся ее трудовая биография. Валила ели поперечной пилой, обрубала сучки – другой работы для женщин в лесу не было. Вспоминая сегодня о том времени, Александра Ивановна не может сдержать слезы – до сих пор помнит, каким тяжелым был тот труд.

Работала она в знаменитой бригаде Героя Социалистического труда Ивана Климентьевича Циунеля. Когда он погиб, перешла в бригаду Леонида Аверьяновича Яровикова, кавалера ордена Ленина.

И сама она всегда была ударницей, стахановкой. «Мне за хорошую работу и газ первой от леспромхоза поставили бесплатно, и отрезом кримплена на платье премировали, и палас без очереди покупала…»

Когда вышла замуж, семья перебралась в Опарино. Работала штабелевщицей ни нижнем складе, на окорке балансов.

«Пенсии мне хватает, – говорит Александра Ивановна. – 80 лет исполнилось – прибавку получила. Вина я не пью, да и много ли мне надо?»

В самом деле – много ли? А это с какой стороны посмотреть. Кто-то «по одежке протягивает ножки», другому сколько ни дай – все мало.

«Я даже телефон себе купила, — показывает мобильник Александра Ивановна. С племянницей разговариваю, с дочками. Думала, не разберусь в нем, но ничего, научилась».

Праздность и безделье ей неведомы. Сама сажает огород, только вспахать нанимает. Растут картошка, капуста, огурцы, помидора, кабачки – словом, все, что положено. Варенье наварено из смородины да клубники, цветы у дома посажены.

«Парники сама делаю, — говорит женщина. – Привезут дрова, проволоку, которой они связаны, беру, выправляю, топором на топоре отрубаю куски нужной длины – вот и дуги готовы».

С тех пор, как подгнили нижние венцы и дом покачнулся, стало в нем холодно. Да и подушки оконные истлели от времени. Значит, дров требуется больше. Их нужно выписать по цене 500 рублей за кубометр, потом найти того, кто распилит, расколет и уложит. Это тоже недешево.

«В позапрошлом году еще сама укладывала, – говорит Александра Ивановна. — Теперь не могу – сердце подводит, нога болит, видеть плохо стала. Вот в Мураши к доктору собираюсь с глазами. Может, на операцию положит».

Есть у Александры Ивановны звание «Ветеран труда», есть и медаль, а значит, и кой-какие льготы. «Это и помогает», — считает она.

Нет уже предприятия, которое заботилось о своих ветеранах и, конечно, в советские времена Александре Ивановне и сарай под дрова бы построили, чтобы не мокли они на улице, и баньку помогли восстановить. И с Днем пожилых людей поздравили бы.

«Теперь никто ни с чем стариков не поздравляет, — констатирует она. – Забыли о нас. Но я не обижаюсь – как прожила жизнь, так и прожила. Может быть, не лучше, но и не хуже других».