А еще бывает зависть черною

В новый год в Опарино хоронили сорокачетырехлетнего А. Н. Быкова, жителя подмосковного Пушкино, успешного бизнесмена и отца большого семейства. Как всегда, накануне новогодних праздников он вместе с друзьями и детьми приехал к родителям в Опарино. Жена по причине большого срока беременности осталась дома.

Гость вместе со всей своей командой расположился в соседнем с родительским доме у родного брата. Под вечер решили отдохнуть в одном из местных баров. Стали собираться, и брат пошел прогревать автомобиль.

Между тем, А. Н. Быков решил заглянуть к своему товарищу, живущему через дорогу. Их связывала многолетняя дружба. В детстве они жили по соседству, учились в одном классе. И даже родились в одной больнице в один и тот же день – 17 июля 1968 года.

Дружеские отношения поддерживали вплоть до последнего времени, хотя и были уже довольно разными людьми. Один обзавелся большим семейством и жил под Москвой – человек с понятными для себя жизненными целями и устремлениями, далеко, скажем так, не бедный.

Другой в жизни так ничего и не добился. Нигде давно не работал, имел третью группу инвалидности, семьи у него, да и вообще ничего, не было. Одни конфликты с соседями и полицией. Как понимает автор этих строк, что и послужило причиной трагедии.

В квартире друзья попривествовали друг друга в честь встречи и наступающего праздника и сели за стол. Открыли принесенную гостем бутылку, затем и вторую. Собравшаяся в бар компания терпеливо ждала. Наконец, открылась дверь, в свете автомобильных фар на дорогу выбежал А. Н. Быков. Была отчетливо видна торчащая в левой половине его груди ручка ножа. Вытащив из груди нож и выкрикнув фамилию друга, он, теряя сознание, упал на дорогу. Его моментально увезли в больницу, но спасти не смогли – вскоре он скончался. Причина смерти – проникающая в грудную клетку колото-резаная рана со сквозным повреждением предсердия, сопровождавшаяся обильной кровопотерей.

Убийца, а это Шитиков В. Н., к которому заглянул буквально на пару минут его друг и товарищ, сразу же вину в совершении этого злодеяния признал. Он показал, что, находясь за столом, неожиданно для себя схватил лежащий рядом нож и, не вставая, нанес удар своему другу. Причину совершенного толком назвать не мог. Правда, затем появилась версия о ссоре, что и нашло отражение в приговоре суда.

Примечательны в этом плане показания полицейских, задержавших Шитикова В. Н. сразу после совершения им убийства. Он им сказал, что в настоящее время выживает сильнейший, а богатыми становятся хитрые. Он устал жить один, и то, что произошло, возможно, для него к лучшему.

Как ни крути, а получается, что своего лучшего друга он убил из зависти. Никогда бы подумал, что по такому мотиву можно лишить жизни человека. Да к тому же друга.

К слову сказать, четырнадцатилетний сын погибшего заходил в квартиру приятеля отца и какое-то время находился там. Он обратил внимание на откровенную зависть на лице хозяина квартиры после того, как отец похвастался, что приобрел сыну часы за 40 тысяч рублей. Не стало ли это последним толчком для убийцы? Ведь зависть, помноженная на алкоголь, — смесь гремучая.

Зависть как черта характера описана с точек зрения социальной и медицинской. Но оставим в стороне аспекты этого явления. Народ верно говорит, что зависть бывает либо белой, либо черной. Белая подвигает человека к стремлению достичь каких-то рубежей в жизни, которыми овладели другие. Люди просто радуются успехам друзей, знакомых, сослуживцев и даже посторонних граждан. Черная зависть делает человека жестоким, мстительным. Она не дает спокойно жить и как червь гложет его изнутри, порой делая даже опасным для окружающих. Чаще всего это проявляется в совершении поджогов. Но данный случай – еще страшнее.

Шитикова В. Н. суд лишил свободы сроком на десять лет. Хотя по закону максимальное наказание за убийство по указанному в приговоре мотиву – пятнадцать лет. Шитиков сразу же после совершения преступления написал явку с повинной, в которой, несмотря на отсутствие очевидцев преступления и имевшуюся возможность переложить вину на погибшего, не стал этого делать.

Суд признал этот документ действительно явкой с повинной. А в этом случае наказание не может превышать двух третей от максимально возможного срока. Две трети от пятнадцати лет как раз и составляют десять лет лишения свободы. Вот такая арифметика.

Иван Яскевич.