524-й стрелковый полк

24 марта 1942 года я приехал в город Барабинск, где 524 полк формировался, получал пополнение, роты и батальоны вели подготовку к предстоящим боям.

524 стрелковый с первого дня и до дня демобилизации стал для меня родным и бесконечно дорогим. 1580 дней пришлось мне жить жизнью боевого полка, его заботами, большими и малыми победами, героизмом и мужеством удивительных офицеров и солдат, но случалось – неудачами, потерями и скорбью.

В его строю на маршах, в его цепях при наступлении прошел я те тысячи километры, что отделяют русскую Волгу от немецких Нейсе и Одера. Пыльными дорогами и непролазной грязью, болотами и снежной целиной, ногами и ползком на животе.

Полк подружил меня с замечательными людьми, отчаянно смелыми в боях, сердечными и надежными в товариществе. Благодаря их отваге, решительности в действиях полк был награжден орденами Суворова и Александра Невского, а дивизия получила почетные наименования Рыльской и Коростеньской, награждена орденами Боевого красного знамени, Суворова и Кутузова.

В полку меня приняли в ряды Коммунистической партии. Здесь я получил боевые награды и благодарность Верховного Главнокомандующего.

Великое везение и счастье быть четыре раза только легко раненным и не покинуть родной полк.

В 1976 году в Киеве нас, участников четвертых Всесоюзных педагогических чтений, повезли на экскурсию в музей Великой Отечественной войны. Я шел по просторным залам, останавливался у некоторых стендов, вполуха слушал экскурсоводов, искал свидетельства участия в боях нашей дивизии, обменивался репликами с товарищами. В какую-то минуту поднял голову к потолку, посмотрел туда, где тяжелыми полотнищами свисали несколько боевых знамен воинских частей, освобождавших Украину от немецко-фашистских захватчиков, и… остановился как вкопанный. Ноги приросли к полу, судорога волнения прошла по телу, глаза наполнились слезами.

«Что с тобой?» — тронул за рукав заведующий Ставропольским крайоно, мой хороший товарищ Николай Иванович Видутов.

Губы с трудом разомкнулись.

«Знамя… Нашего полка знамя, Николай Иванович».

С потолка в самом деле тяжело свисало Красное знамя с пятиконечной звездой в середине и надписью: «524 стрелковый полк».

В ту ночь в одиночном номере киевской высотной гостиницы «Москва» я не смог заснуть. Встреча со знаменем разбудила в памяти боевые будни.