13-е, день десятый

13 ноября стал десятым днем поисков братьев Кулаковых, которые еще 3 числа ушли из дома в поселке Речном. Дети до сих пор не найдены.

Поиск детей в Опаринском районе

Вчера в 5-30 утра из поселка Опарино вышел автобус с десятью волонтерами из Мурашей, девятью сотрудниками ПЧ-43 и пятью добровольцами. Это Сергей Трещенко, Алексей Вохмянин, Андрей Горбунов, Артем Раимбеков и Юрий Злобин. Всего – 24 человека.

Поиск детей в Опаринском районе

Рассказывает Андрей Трубин:

«В 7 утра были в Речном. До полдевятого ждали остальных – подъехали еще мурашинцы, люди с леспромхозов, кировская полиция, сотрудники УФСИН. Всего в этот день участие в поисках приняло более 200 человек.

Нас разбили на семь отрядов, в каждом – по два представителя поисково-спасательной службы из Татарстана с собаками. Рации, навигаторы были у всех. В каждом отряде 20 – 30 человек.

Мы прочесывали северную кромку леса от паломицкой «бетонки» до просеки в восточной части. Люди стояли через 5 – 7 метров. По компасу шли точно на север. Но не нашли ничего, что говорило бы о пребывании здесь детей.

Вернулись около четырех часов дня. Прошли в общей сложности около четырех километров по двум квартальным просекам».

Поиск детей в Опаринском районе

А это уже вопросы главе Опаринского района Леониду Ивановичу Ершову.

«Режим чрезвычайной ситуации, объявленный в Опаринском районе, не отменен. Сколько еще будут продолжаться поиски?»

«Масштабные поиски будут продолжаться до тех пор, — ответил Леонид Иванович, — пока штаб не примет решение об их прекращении. Когда не будет смысла ходить по лесу, работу продолжат следственный комитет и полиция. На сегодняшний день поиски продолжаются активно, но, конечно, уже не теми силами, что в самом начале.

Некоторые места пройдены по 3-4 раза, и смысла ходить по ним вновь и вновь нет. Сейчас нужно принимать какие-то неординарные решения, делать что-то другое».

«Был спущен пруд, пожарные машины выкачивали воду из водоемов, работали водолазы, «болгарками» спиливались замки с бесхозных построек…»

«Да, обследовались все закрытые и нежилые строения с собаками на предмет обнаружения трупного запаха, проводился осмотр следственно-оперативной группой. Выкачаны и проверены также колодцы, выгребные ямы. Только в первые два дня проверено 74 водоема».

«Уехали ли волонтеры?»

«Не все. Они настаивают на продолжении поисков. Двое мужчин, которые прилетели первыми, до сих пор остаются в поселке. Если штаб скажет, что нужны дополнительные силы – будем поднимать».

«Досконально ли проверили родителей? Ходят слухи, что детектор лжи ничего не показал – подозрений они не вызывают».

«Со мной такой информацией никто не делился. Пока не доказано обратное, люди не могут считаться виновными.

Семья на учете как неблагополучная не состоит, в этом плане претензий к ней со стороны администрации поселка не было. Она считается малоимущей и многодетной. Ее посещает соцработник».

«Из специалистов кто остается пока в Речном?»

«Казанские спасатели с собаками – до особого распоряжения своего начальства. Водолазы, которые проверяли дно спущенного пруда, а теперь обследуют русло речки Маромицы. Новая версия появилась у московских волонтеров – они обнаружили след, который хотят проработать – их осталось 12 человек».

«Люди интересуются, чьими силами организована столь масштабная операция?»

«МЧС, УВД, волонтерами и добровольцами. В обязанности администрации района входило организовать народ здесь: лесной отдел, охотников, работников предприятий и организаций. Мы выходили на правительство области, которое дало указание направить на помощь людей из Подосиновца, Мурашей, Юрьи. И они были выделены. Мы также должны были разместить всех, обеспечить питанием и подсобными средствами.

Большие силы привлекли волонтеры. Мало того, что по их звонкам ехали добровольцы, квадрациклы, беспилотный летательный аппарат – тоже их заслуга».

«Поступают сигналы о том, что мальчиков видели то в Кирове, то в Кирово-Чепецке. Как они проверяются?»

«В городе везде видеокамеры. Материал с них направляется в Речной и предъявляется маме. Пока она своих детей не опознала».

«Если дети действительно заблудились, сколь велика у них вероятность выжить?»

«Волонтеры говорят, что в их практике были случаи, когда дети находились на десятые сутки. Хотя при такой погоде, одежде, без спичек, без еды это маловероятно. Но все-таки хотелось бы надеяться».

«Большие ли расходы в связи с чрезвычайной ситуацией понесет район?»

«Расходы будут, но есть Федеральный закон о возмещении израсходованных средств в таких случаях. То, в чем мы отчитаемся документально, подтвердив расходы, будет возмещено в полной мере или частично».

Неопределенность ситуации угнетает, заставляет выдвигать самые абсурдные версии, порождает массу домыслов и вымыслов.

Ребята, найдитесь, пожалуйста!